13:44 

"Межзвездная пыль", мини, Кайлакс

Мультифандомная Канарейка Сатаны
Прирожденные усугубляторы
Название: Межзвездная пыль
Автор: Мультифандомный Шлю(х)з
Бета: не бечено
Размер: мини, 2 350 слов
Канон: Звездные войны
Пейринг/Персонажи: Генерал Хакс/Кайло Рен
Категория: слэш
Жанр: психология, АУ по отношению к закадровому финалу 7-й части
Рейтинг: R
Краткое содержание: Эта планета похожа на ссылку, а не укрытие. Этот план похож на попытку занять время перед смирением с реальностью. Эти люди не похожи друг на друга.
Примечание/Предупреждения:
1. Я видела все части ЗВ, но 7-ю - только один раз
2. Могу круто лажать по матчасти, чем и занимаюсь
3. Не умею в НЦ, но почему-то пытаюсь
4. Герои и вселенная принадлежат их создателям

Обшивка скрипит тихо и угрожающе, когда корабль входит в плотные слои атмосферы. Сзади, за жестким креслом пилота, кое-как прикреплена спасательная капсула медикаментозной транспортировки. Хакс не позволяет себе злорадства при мысли о том, что сейчас Кайло может быть в сознании и переживать неприятные моменты лишенного рессорной подушки полета гораздо острее, чем сам генерал.

А потом не-злорадство сменяется не-сочувствием. Все-таки здоровый, хоть и странно-истеричный, Рен гораздо больше пригодился бы Ордену именно сейчас. Но жуткий опаленный порез на лице, задевающий глаз, и несколько мелких повреждений сделали ситха почти бесполезным в бою.

“Уведи его, Хакс. Вы оба нам нужны живыми. Ваше дело не закончено. У тебя есть координаты укрытия”

Сейчас, заходя на посадку на берегу лесного озера, Хакс думает: оставил бы он Рена на погибающем планетоиде, если бы не приказ? Да. Нет. Да?

Створки самоконтроля с привычным лязгом отсекают ледяные щупальца раздумий. Главное - их миссия, а не взаимная личная неприязнь. Не оставил бы.

Хакс включает режим перемещения на капсуле, и она парит за ним в сторону неприметного серого ангара под неприметными серыми деревьями. За стеклом в изголовье видно бледное лицо Рена с синим, серым, черным, багровым разрезом и сухой пленкой крови. Его глаза открыты, но один из них теперь навсегда останется мертвым.
Нападение на командующих Первого Ордена следует жестоко наказать. Именно так Хакс трактует самопроизвольно сжавшиеся пальцы правой руки - так сжавшиеся, что кожа перчаток напряженно гудит.

***
Он следит за космосом настолько глубоко, насколько позволяет это сделать местная хилая аппаратура. Странное место, слишком далекое для рядового состава, слишком слабо оснащенное для высших руководителей.
Орден дважды запрашивает отчеты о состоянии станции, о самочувствии Рена и самого Хакса, присылает сухую сводку последних новостей. Челнок прибудет за ними, как только экстренное перемещение сил и ресурсов пройдет в соответствии с планом. Хакс не спорит. План - это стандартная процедура. Как и эвакуация отсюда.

Здесь достаточно провизии и медикаментов, чтобы согласиться на ожидание. Но осознание вынужденного бездействия свербит в позвоночнике, и Хакс позволяет себе нервно вздрогнуть, разгоняя эту дрожь дальше, к плечам, ладоням, кончикам пальцев.

Двумя каютами дальше от рубки сейчас находится Рен. Хорошо, что медикаментов достаточно. Хакс не медик, он военный, и особо с пациентом не церемонится, но и без присмотра не оставляет. Орден не может потерять этого дерганного. И Хакс не собирается терять.

Он переступает порог. Бункер похож на стандартный гражданский корабль, как двойник, и это странное сходство подчеркнуто полным отсутствием окон в жилых помещениях. Только холодный рассеянный белый свет.
Его лучи подчеркивают болезненный цвет кожи Рена, серый налет на роговице раненного глаза и воспаленные края сросшегося шва. Хакс проводит ревитализатором над раной - снова и снова - чтобы убрать последствия удара. Но нервные окончания и мускулатура могут не срастись, как следует. Здесь мало нужной аппаратуры - для космоса и для людей. Рен смотрит в потолок, и его живой глаз столь же неподвижен, как и мертвый.
В атмосфере достаточно воздуха, Хакс? - внезапно спрашивает он, от чего сухие темные губы болезненно сводит. - Я должен выйти.
Вместо ответа Хакс помогает ему подняться, и ладонь соскальзывает с повязки на ребрах на теплую, покрытую испариной кожу. Он внезапно чувствует, что Рена трясет, трясет так же, как его самого - или это Хакс передал ему дрожь бессильно сдерживаемой не-ярости? Несмотря на ранения, Рен все еще силен. Помощь нужна ему первые пару шагов, а потом он опережает Хакса, вырываясь к входным створкам.

Прохладный вечер врывается в бункер, серовато-бирюзовое небо очерчивает силуэт Рена на пороге. А потом Кайло бросается вперед, издав то ли рык, то ли хрип, и, подхватив валяющийся на земле сухой обломок дерева, наносит удар по ближайшему стволу, снова и снова, скользя в сторону от несуществующих ответных ударов, налетая внезапно и замирая. Его охрипший голос звучит до неприятного чужеродно на этом озерном берегу, в спокойном лесу, в тихом вечере. И Хакс чувствует не-радость, словно кто-то выместил эмоции за него, так, как он сам бы не стал и не станет. Это почти не-благодарность.
“Не смей мешать мне”, говорит Рен невидимому врагу. “Я сделаю это снова”, шепчет он. “Ты зря отказалась быть на моей стороне”, звенит вместе с очередным ударом, и деревянный шест ломается, пустая отдача бьет Рена в плечо. Кровь выступает на повязке, на ладони, капает из трещины шва и стекает по подбородку.
Не-возмущение.

Хакс подходит к Рену и, резко дернув его вверх, тянет за собой в бункер.

***
В пустых коридорах звук разносится звонко, усиленный обшивкой и тишиной. Рен страшно кричит, кричит так, словно из него кости выдирают заживо. Хакс медленно открывает дверь, чтобы увидеть странную картину. Стоящий на коленях - сползший с края - у кровати, Кайло кажется недвижимым, и только пальцы бестолково мнут край покрывала.
Рен? - обращается к нему Хакс максимально спокойно.
И Кайло поворачивается на голос. В первый раз за многие годы Хакс ощущает эмоцию, полновесную, живую, без приставки “не-”. И это страх.
Скрученный неподвижностью Рен смотрит на него. Мертвым, пустым, открытым глазом. Живой закрыт. Он спит. Скрытая под темно-розовым шрамом половина лица охвачена ночным кошмаром. Сведенный страхом уголок рта. Нетронутое, бледное лицо, веко - спящая половина. Темные всклокоченные волосы висят тенями вдоль скул. Хакс медленно подходит к кровати. И, стараясь обойтись без рывков, поднимает Рена, заставляя сесть на смятое одеяло. Он всматривается в его лицо, одновременно спящее в кошмаре и проснувшееся в слепой ужас. А потом пальцы Кайло хватают его за запястье - каменные и ледяные - и столь же быстро отпускают. Если бы не скорость, с которой все происходит, Хакс бы снова испугался. Но вот Рен заваливается вбок и чуть вперед, его волосы задевают висок Хакса, и засыпает на кровати, словно и не было жуткого ночного крика. Мертвый глаз закрывается.

Хакс не засыпает этой ночью. Он сидит в темной рубке и ждет приказа от Ордена. Любого. И какая-то часть его все равно ждет крика в ночи. Хакс не знает, что с этим делать - ни с ночью, ни с криком, ни с частью рассудка, ни с молчащими приказами.

***
Кайло взмахивает рукой - и стоящее в трехстах метрах дерево разлетается в щепки, засыпая невысокий холм. Хакс смотрит в сторону, стараясь не замечать очередного деструктивного приступа Рена.

Рен рассыпается на части. Он и раньше казался Хаксу нестабильной, неравномерной материей, наделенной опасной в столь нервных руках мощью, в столь подвижном разуме. А сейчас его разорвало надвое, словно удар пришелся не по косой вдоль лица. Вдоль шаткого мостика между безумием и остатками рационального. Прежде, чем Орден увидит, во что превратился Рен, нужно это исправить.

Нужно? Эта мысль шагает навстречу, холодная и простая. Если Орден увидит очередной припадок, карьера Рена закончена. И Хакс точно в этом не виноват. Но если Орден лишится Рена, станет ли лучше… Ордену?
Да. Нет. Да?

Ночью Рен опять кричит. Хакс смотрит в его лицо - снова спящее и неспящее. Считает удары сердца и пытается принять решение. Рен нужен Ордену. Насколько много Хакс может сделать для Ордена, если Орден этого потребует? Например, собрать голыми руками осколки неровной головоломки? Он смотрит на бледное, странное, живое и мертвое лицо Рена. Первая часть головоломки встает на место, оставляя порез. Пренебречь.

***
Сегодня Рен встает рано и разбирается с картами. Именно таким его застает Хакс, стараясь не выдать своего удивления. Собранный, словно подменили, Рен обобщает в отчет все, что желает сообщить, не портя выводы горячечным личным мнением, и отправляет этот отчет в Орден. В ответ они получают новую порцию сухих фактов о обещание отправить за ними подкрепление, как только окажутся свободные силы.

Хакс выходит из бункера. Его уже мутит от сидения в полуподвале, неподвижном настолько, что руки дрожат все заметнее. Он идет, не разбирая дороги, от озера - к лесу, к самой синевато-серебристой чаще.

И успевает пригнуться, когда первый выстрел трещит откуда-то слева.
Он не взял с собой оружия, но для генерала Первого Ордена оружием может стать что угодно. Вряд ли его противник ожидает плоского острого камня - не ожидает - и, судя по хрусту веток со стороны выстрелов, бросок достигает цели. Когда из зарослей напротив выходит еще один человек, Хакс уже готов. Нетерпение. Снова чистое, лишенное половин. Хотя бы такой бой. Хотя бы такое действие.

Пятеро оказываются мертвыми к тому моменту, когда шестой дотягивается выстрелом. Кожа на левом плече шипит, жжется и стекает лоскутом. Но Хакс идет навстречу врагу, не дрогнув. Выстрел срывается с ободка бластера - и повисает в воздухе.
Рен, ступая почти неслышно, обходит тела.
Контрабанда, - буднично поясняет он Хаксу, и убивает стрелка его же выстрелом. - Заметил на радаре. А ты здесь неплохо поработал, жаль, я не успел на показательный бой.
Он легко шагает к вершине холма, и, когда Хакс настигает его, они видят приземлившийся в овраге корабль. Недавний бой все еще оплетает разум изнутри, словно заменяя тугие струны тревоги на ленты спокойствия.
Корабль пуст. Рен забирает ту часть аппаратуры, которая им пригодится для станции, и, проходя мимо Хакса, скользит по нему взглядом - не пустым. Не-пустым. Не-мертвым.
Хакс настигает его у выхода, чуть обгоняет и встает лицом к лицу. Он видит бледный шрам, плотно сжатые губы и небрежно лежащие волосы. Рен спокоен. Спокоен, когда выпускает связку приборов и проводов на пол. Спокоен, когда Хакс опускается на колени. Спокоен, когда Хакс, стараясь сохранить остатки рассудка, разбирается с ремнями, застежками и складками лишней одежды.

Внезапно оказывается, что чувство теплого живого тела - это чувство, по которому Хакс скучал. Он проводит руками по коже Рена, стараясь запомнить каждую линию. А потом касается губами полунапряженного члена, стараясь не задеть его зубами, справляясь с непривычной тяжестью на языке. Одной рукой впиваясь в бедра, заставляя податься навстречу, второй он проводит от паха, медленно, к самой головке, выпуская ее изо рта. Пальцы скользят по влажной коже, стараясь задать пульсирующий ритм, и Хакс легко дует на горячую плоть, чтобы контраст прокатился раскатом грома по каждому сантиметру тела Рена. Кайло судорожно шепчет его имя и упирается руками в стену за ним, а потом кладет раскрытую ладонь на затылок Хакса, чуть подталкивая вперед. И Хакс подчиняется.

Они возвращаются в бункер вечером. Не говорят друг другу ни слова, но Хакс не чувствует напряжения или неразрешимых вопросов. Его беспокоит другое: что, если, собирая части разбитой острой головоломки, он совершит ошибку, и осколки попадут ему под кожу, в кровь, растворятся в теле?

***
Два дня спустя Рен снова выходит из себя. Из сломанного радара вырывается и повисает в воздухе сердечник механизма, исходит синими искрами. А потом летит в стену, сминается, превращается в кучу металла. Хакс смотрит на напряженные плечи Рена, а потом подходит сзади и шепчет на ухо:
Ну и что ты наделал? Сломаешь еще что-то нибудь прежде, чем мы начнем?
И, не дожидаясь ответа, запускает пальцы в волосы Рена, слышит его шипящий вдох, и почти прокусывает кожу под скулой, чувствуя ее нездоровое тепло. Второй рукой он обхватывает Кайло поперек пояса, скользит ладонью вниз, заставляя Рена прижаться бедрами к паху. Толкается вперед, глуша мысль о том, как отомстит Кайло за все это.

Потом. А сейчас одежда, кажется, сама исчезает с тел. И в какой-то момент Рен оказывается под ним, с руками, заведенными за голову, запутанными в плотную черную ткань. И Хакс накрывает ладонью эти спутанные запястья, заставляя их опуститься на пол, не смея оторвать глаз от границы на лице Рена. Он ведет от шеи вниз, по широкой груди, животу, обводя пальцами затянувшуюся рану на ребрах. Тянет, сладко тянет тяжесть внизу живота, но Хакс сдерживается, неожиданно для себя самого губами помечая рваный контур шрама на лице Кайло, оставляя влажный след, чтобы заметить это движение - то, которым Рен стихийно и жадно тянется к ласке, теплу, то, как пытается поймать его губы своими. И ловит, тихо выдыхая. Он обхватывает бедра Хакса ногами так сильно, словно сомневается в одном из них, будто кто-то может взять и передумать. А Хакс разрывает поцелуй, чтобы смотреть в глаза - в тот момент, когда пальцами скользит вниз, по ложбинке между ягодиц, обводит напряженные мышцы входа и толкается внутрь. Он делает это быстро, жестче, чем следует, но все здравые мысли тонут, молчат, звенят. Разводит в стороны пальцы, встречая тугое сопротивление, а потом убирает их - и входит почти целиком.

Рен не дергается, отдавая ему всю власть над происходящим, даже не дышит. Но вдруг освобождает руки из путанной одежды, чтобы сжать виски Хакса. И в этот момент их сознания смешиваются. На грани боли и восторга Хакс перестает ощущать себя - собой. На близком горизонте плещется Сила - так вот как ты ее чувствуешь, Кайло - и два их тела разогреваются до мощи тысячи звезд. А Рен все еще держит его лицо ладонями, откликаясь на широкий, медленный, тягучий ритм, и смотрит на него, смотрит так, что Хакс первым не выдерживает - тянется за поцелуем быстро, они ударяются в движении навстречу, и на губе Кайло проступает кровь - ее соленый теплый вкус оседает на языке. Хакс выдыхает, забыв сделать вдох, и кусает за губу снова, расширяя ранку, заставляя тонкую кожу припухать, пульсировать, гореть. Ему кажется, он сейчас выпьет всю его кровь.

Отголоски сплетенного сознания не отпускают его до вечера. Хакс слышит голос Бена даже во сне, хотя тот и не кричит. Это имя проросло в нем, как способность разделять разум надвое.

***
Проходит и день, и три дня, и пять. Станция разваливается, хотя они пытаются наладить одну систему за другой. В конце концов, Орден знает, где их искать. Если вообще будет искать. Это место слишком похоже на ссылку.

Хакс чувствует, что больше не имеет контроля над своими не-мыслями. Темнота в нем поглощает разум. Она разделена надвое мертвенно-розовой кривой полосой. И один ее глаз слеп. Засыпая, он чувствует, как его пальцы пытаются запутаться в темных растрепанных кудрях.

А потом сон растворяется то ли в очередном ударе Силы, то ли в фантазии, то ли в отчаянии. Но Хакс чувствует, что твердые губы касаются его ладони, скользят к каждому пальцу, прикусывают фаланги. Он открывает глаза, чтобы заглянуть в лицо хаосу.
Бен склоняется над ним, отпускает его ладонь, упирается руками по обе стороны подушки. Хакс пальцами обхватывает его лицо, повторяя рисунок шрама, отводя волосы назад. А потом прогибается, меняет позу так, чтобы Бен мог вклиниться между его ног, оказаться вот так до невозможности близко. До возможности близко. Он ощущает его тяжесть внутренней стороной бедер, охватывая, прижимая к себе. Все еще держит его лицо, чувствуя, что его Сила снова стирает грани сознания. Хакс смотрит ему в глаза. Разные.
- Бен. - шепчет он, не зная, что еще сказать. - Бен.
Он видит бурю - то, как она пытается исковеркать сломанные, иссеченные ударом черты лица, и как она сдается, когда Бен на выдохе тяжело опускается вниз, пальцами проводя по губам Хакса, но не запечатывая - ловя звук своего имени.
Хакс проводит руками по его ребрам, бессистемно, медленно, прижимает ладонь к коже между лопаток, чтобы заставить Бена опуститься еще ниже, ощущает литые мышцы и горящий пульс.
- Бен, - выдыхает он, подаваясь бедрами вперед. И в этот момент ему уже действительно все равно, прилетят ли за ними когда-нибудь.

@темы: слеш, Эпизод 7: Пробуждение Силы, Хакс, Текст, Мини (1001 - 4000 слов), Кайло Рен (Бен Соло), R - NC-17, AU

Комментарии
2016-01-10 в 14:01 

Bast-Imret
Butt-kicking! For goodness!
Офигенно!

2016-01-10 в 14:10 

Мультифандомная Канарейка Сатаны
Прирожденные усугубляторы
Bast-Imret, спасибо! Внезапно люблю их, словно так всегда и было минутка самофорса экстренно сгоревшего автора: но и это еще не все!

2016-01-10 в 14:45 

Bast-Imret
Butt-kicking! For goodness!
Да как их можно не? Я уже и второй прочла и это просто *_____*
Еще! Еще!!! Они прям такие реальные)

2016-01-10 в 14:51 

Мультифандомная Канарейка Сатаны
Прирожденные усугубляторы
Bast-Imret, постараюсь еще, не отпускают!
только посплю немного, а то три дня подряд пишу

2016-01-10 в 16:31 

Красистор Авыч
Тленмэн. Супергерой в пидорском сиреневом трико | Клуб рыбацких лодок
ТРЕТИЙ РАЗ ПЕРЕЧИТЫВАЮ И ГОРЮ!
Автор, вы не космос! Вы, я не знаю, что!!!

2016-01-10 в 16:55 

Мультифандомная Канарейка Сатаны
Прирожденные усугубляторы
Вы, я не знаю, что!!!
Я все излучатель восторга и признательности, потому что спасибо!

2016-01-10 в 18:56 

Bast-Imret
Butt-kicking! For goodness!
Мультифандомный Шлю(х)з, они такие, да)
Сил для нового!)))

2016-01-11 в 00:19 

Мадам Помпадур [DELETED user]
Охренеет. Просто навылет. Это то как ощущается. Очень додали хэдканоны по ощущениям.

2016-01-11 в 00:21 

Мультифандомная Канарейка Сатаны
Прирожденные усугубляторы
Нга, ееее! Еще один собрат по хэдканонам! Рада, что зашло)
И спасибо за отзыв!

2016-01-11 в 18:15 

Ни-Аптерос
Знаешь. Собака туда не дойдет одна. Но, может быть, волк сможет.(с) Балто
:hlop::hlop::hlop::chup2::heart:

2016-01-11 в 18:41 

Мультифандомная Канарейка Сатаны
Прирожденные усугубляторы
2016-01-26 в 11:06 

dear_sixsmith
I am evil.(c)| In hero we trust.| Пряник должен быть в очках
вот то, что у них была возможность побыть вдвоем и разрядить напряжение, царящее между - это прекрасно.
Шикарно про мертвое и живое, спящее и бодрствующее лицо - картинка вставала перед глазами очень ярко и мурашки бежали по спине от образа.
И вообще, все так на разрыв:heart: и не хочется уже, чтобы кто-то за ними прилетел, пусть сами куда-нибудь, не нужен никто.
Спасибо большое за текст!:love:

2016-01-26 в 12:31 

Мультифандомная Канарейка Сатаны
Прирожденные усугубляторы
и не хочется уже, чтобы кто-то за ними прилетел, пусть сами куда-нибудь, не нужен никто.
*авторский произвол мод он* И не прилетят. Им нужно все это пространство, все это время и вся эта возможность жить. Спасибо за отзыв)

   

Galaxy Far Far Away

главная