Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:58 

ComOk
Шизофрению не лечу - она у меня не болит
Название: Быть джедаем
Размер: макси, ~16,5 тыс.слов
Персонажи: Оби-Ван Кеноби, Энакин Скайуокер, Зам Вессель, Боба Фетт, Джанго Фетт и др.
Категория: джен
Жанр: приключения, AU, fix-it
Рейтинг: G
Краткое содержание: Когда Совет джедаев отказался учить Энакина, Оби-Ван забрал его и ушел из Ордена. Десять лет спустя сенатор Наберрие обращается к наемникам Кеноби и Скайуокеру для расследования совершаемых на нее покушений.
Предупреждения: ООС всех и вся, вольное обращение с таймлайном и фактами
Примечание: спасибо за вдохновение автору заявки с однострочников


Когда мастер Йода, мрачно покачав головой, сообщил ему, что Совет принял решение не обучать мальчика, Оби-Ван не стал возражать, не стал спорить или возмущаться. Какой смысл? Даже Квай-Гон не сумел переупрямить Совет, куда уж тут справиться падавану.

— Простите, учитель, — тихо сказал он, глядя на языки пламени. — Я сделаю то, что должен.

Оби-Ван не был уверен, что Квай-Гон одобрил бы его выбор, но у него не было других идей. В конце концов, сам Квай-Гон всегда находил способ не подчиняться приказам Совета, если считал их неверными. Оби-Ван просто пойдет чуть дальше.

После похорон он взял Энакина за руку и увел из дворца. Почти никто не обратил на них внимания, а кто обратил, тот тут же забыл об этом, повинуясь легкому движению руки. Энакин удивленно смотрел на него, то и дело открывая рот, чтобы задать вопрос, но Оби-Ван молча качал головой: потом.

Они устроились в трюме небольшого грузового корабля («Вы никого не видели, капитан» — «Я никого не видел»), среди тюков и ящиков. Когда загудели двигатели и корабль поднялся в воздух, Оби-Вана захлестнуло облегчение, смешанное с ужасом. Что он натворил?!

— Куда мы летим? — требовательно спросил Энакин.

— Пока что мы летим «откуда», — сказал Оби-Ван. Он присел на корточки и посмотрел мальчику в глаза. — Совет джедаев отказался учить тебя. Мне очень жаль.

Энакин вздохнул:

— Они говорили, я слишком взрослый и все такое. Но Квай-Гон ведь собирался меня учить… он…

— Квай-Гона больше нет. — Оби-Ван протянул руку и коснулся плеча мальчика. — Но, если ты все еще хочешь быть джедаем, тебя буду учить я. Обдумай все хорошенько, Энакин. Если ты передумал, я просто отвезу тебя обратно к матери.

Энакин забрался с ногами на ящик, подтянул колени к груди и положил на них подбородок.

— Почему мы убегаем? — спросил он. — Мы в опасности? Джедаи будут искать нас?

— Джедаи? — переспросил Оби-Ван. — Нет. Они, конечно, не обрадуются… но мы не сделали ничего незаконного. Дело не в них. Ты помнишь забрака, который… который убил Квай-Гона?

Энакин поежился и кивнул.

— Он ситх, — объяснил Оби-Ван. — Это как джедай наоборот. Злой джедай.

— Но ведь ты его убил, — сказал Энакин. — Ведь убил же?

— Его — да. Но он не единственный, ситхов всегда двое. И он... Энакин, Сила велика в тебе, и ситх это знает. Он может захотеть сделать тебя своим учеником.

Энакина передернуло.

— Я не хочу быть злым джедаем!

— И не будешь. Я сделаю все, чтобы ситх не добрался до тебя. Но… Энакин, ты должен знать… Единственная настоящая защита для тебя — стать джедаем.

— Чтобы я смог убить ситха? — понимающе кивнул Энакин. — Как ты?

— Нет, — покачал головой Оби-Ван. — Убить его — не главное. Главное, чтобы он не смог сделать ситхом тебя.

Энакин наморщил лоб, переваривая информацию.

— А если... — вдруг сказал он, — если ты будешь меня учить быть джедаем… Мы сможем слетать проведать маму?

Это было против правил Ордена. Совет никогда не позволил бы падавану ничего подобного.

Ко всем кореллианским чертям Совет и его правила.

— Конечно, — кивнул Оби-Ван. — Почему нет.


***

Десять лет спустя

— Ты опять разобрал мне полкорабля? — проворчал Оби-Ван, осторожно переступая через разложенные по всему полу инструменты и детали.

— И всего-то контроль двигателей, — отозвался Энакин из-под пульта. — Я повысил мощность на три процента!

— Еще на три, — закатил глаза Оби-Ван. — Мы однажды взорвемся, потому что «Бестия» не рассчитана на твои модификации!

— Пока ни разу не взорвались.

— А как же...

— Это не считается! — быстро сказал Энакин.

— Ничего себе не считается — неделю чинили! Ладно, собирай все назад и побыстрее, Декс нашел нам дело.

Энакин задумчиво скручивал провода.

— Знаешь, — протянул он, — когда я мечтал побывать на каждой из планет, я не думал, что они окажутся такими захолустными. Мне Татуин уже начинает казаться центром цивилизации. Куда мы на этот раз?

— Корусант для тебя не слишком захолустное место? — улыбнулся Оби-Ван.

Энакин от неожиданности подпрыгнул, стукнулся головой о пульт, зашипел от боли.

— Корусант?! Но... Как? Ты же всегда…

Оби-Ван не уставал повторять, что им не стоил появляться в Центральных мирах, которые, скорее всего, находятся под более пристальным вниманием ситха, чем Внешние территории. Энакину же порой начинало казаться, что ситх — плод их воображения.

— В последних наших делах ты отлично себя проявил, — сказал Оби-Ван. — Останься мы в Ордене, ты был бы близок к тому, чтобы стать рыцарем. Так что, я думаю, нам пора возвращаться. Хватит прятаться от ситха, теперь мы готовы его искать.

У Энакина перехватило дыхание. Он часто думал об этом и пытался намекнуть Оби-Вану, что пора действовать, но тот упорно продолжал видеть в нем ребенка, которого надо оберегать и защищать. Энакина это невероятно бесило, они спорили до хрипоты, но последнее слово все равно оставалось за Оби-Ваном.

И вот — наконец-то! Оби-Ван признал, что он готов!

Энакин вскочил на ноги и порывисто обнял его.

— Эй, эй, — неловко пробормотал Оби-Ван. — Тебе что, девять? Я поторопился назвать тебя взрослым?

Энакин снова забрался под пульт и начал быстро вставлять платы на места. Корусант!

— Что за работа? — спросил он. — Дай мне гидроспаннер.

Оби-Ван отыскал на полу и протянул ему нужный инструмент.

— На сенатора Наберрие совершено несколько покушений подряд. С безопасностью проблем нет, ее охраняют джедаи, но она желает знать, кто за этим стоит. РСБ как всегда ничего не нашли, джедаи расследование проводить не собираются, а ее личная служба безопасности не справляется. Декс подумал, что работа как раз для нас, я подумал, что это хорошая возможность вернуться в Центральные миры. Что скажешь?

— Здорово, — пробормотал Энакин, почти не слушая. Корусант! Охота на ситха! Оби-Ван считает его взрослым! — Подожди. Как ты сказал, зовут сенатора?

— Наберрие, — ответил Оби-Ван, — Падме Наберрие.

И второй раз за десять минут Энакин приложился головой об пульт.


***

Хмурый и помятый Энакин ввалился в рубку, рухнул в кресло и невидящим взглядом уставился на светящийся туннель гиперпространства на обзорном экране.

— Еще два часа лететь, можешь спать дальше, — сообщил Оби-Ван. Развалившись в кресле и положив ноги на пульт, он что-то читал на датападе. Не услышав ответа, он поднял голову: — Энакин? Что случилось? Снова кошмары?

Он сел ровно, отложил датапад и развернулся к Энакину.

Тот запустил пальцы в растрепанные волосы:

— Мне опять снится мама… Ей плохо. Больно. Ее мучают, Оби-Ван! Кто вообще на такое способен?! Она никогда никому не сделала плохого!

— Когда ты разговаривал с ней? — мягко спросил Оби-Ван.

— Два дня назад, — вздохнул Энакин. — Все было в порядке. Как всегда. Зовет в гости, передает тебе привет. По-моему, она беспокоится, что я стал так часто выходить на связь. Мне самому от себя смешно, что я боюсь каких-то снов, но... что мне делать, Оби-Ван?

— Прилетим — свяжешься с ней снова, убедишься, что все хорошо. Это лучше, чем терзаться неизвестностью и накручивать себя.

Энакин покачал головой:

— Почему мне вообще снится такая дрянь? Это предвиденье? Предупреждение?

— Все возможно, — пожал плечами Оби-Ван. — Мастер Йода всегда говорил, что видения туманны и неопределенны. Может, твои видения показывают будущее, может, прошлое, а может, они что-то символизируют и не нужно воспринимать их буквально.

— Символизируют? Что, например?

— Понятия не имею, это же твои видения. Попробуй помедитировать над ними.

Энакин скривился.

— Лучше бы мне снилась Падме, — вздохнул он.

Оби-Ван фыркнул.

— Осторожнее с желаниями, Энакин. Тебе потом ей в глаза смотреть.


***

— Рад, что вы прилетели, господин Кеноби, господин Скайуокер. — Капитан Тайфо, командир личной охраны сенатора Наберрие, встретил их в дверях. — Сюда пожалуйста. Наконец-то кто-то разберется с этим делом. Джедаи, конечно, не допустят, чтобы сенатору причинили вред, но от постоянных покушений все мы немного на взводе... — Тайфо проводил их в гостиную. — Госпожа сенатор сейчас подойдет, а пока познакомьтесь, это мастер-джедай...

— Квинлан Вос, — закончил Оби-Ван. — Я так и знал, что у Силы есть ко мне какие-то претензии.

Стоявший возле окна высокий темноволосый джедай обернулся.

— Кеноби, — хмуро сказал он. — Говорят, ты подался в наемники? И какого криффа тебе здесь надо? Это дело джедаев.

— Похоже, джедаи не справляются со своими делами, — пожал плечами Оби-Ван, — раз сенатору пришлось обращаться к наемникам.

— Мы прекрасно справляемся, раз сенатор все еще жива! — отрезал Вос.

— Но покушения продолжаются. Она так тебе понравилась, что ты готов ходить за ней по пятам до конца жизни?

Вос ухмыльнулся.

— Сенатор хороша, не спорю. Станг, Кеноби, я рад тебя видеть. Не слышал о тебе целую вечность.

— Не могу сказать того же о себе, — ухмыльнулся Оби-Ван. — Готов не видеть тебя еще столько же.

Они пожали друг другу руки, а затем, помедлив секунду, обнялись.

Вос перевел взгляд на Энакина, который с любопытством осматривался в гостиной.

— А это, значит, тот самый малыш с Татуина? Слышал, его воспитали тускены. Или банты? Для йавы, пожалуй, крупноват…

— Сам ты йава, — огрызнулся Энакин.

— Оно еще и разговаривает! — умилился Вос.

Энакин насупился и положил руку на пояс.

— Оби-Ван, — спросил он, — ты не очень расстроишься, если я ему что-нибудь отрежу? Например, длинный язык?

— Попробуй, малыш-йава, — ухмыльнулся Вос. — Сам себе не отрежь чего-нибудь.

— Брейк, — скомандовал Оби-Ван таким тоном, что оба невольно отступили на шаг друг от друга. — Напоминаю, мы все здесь по делу, так что воздержитесь от отрезания друг другу частей тела хотя бы до конца разговора с сенатором. Не думаю, что она оценит подобное зрелище в собственной гостиной.

— Он такой зануда, правда? — Вос подмигнул Энакину. — Хоть что-то в этой галактике не меняется.

— Мне случалось видеть зрелища и похуже, — раздался приятный женский голос. — Но благодарю за заботу.

Сенатор Наберрие вошла в комнату, сопровождаемая служанкой и молодой твилеккой-джедаем.

Оби-Ван поклонился:

— Рад встретить вас снова, госпожа, — вежливо сказал он.

— И я рада вас видеть, — отозвалась сенатор. — Ваше неожиданное исчезновение с Набу в свое время наделало немало переполоха.

— Приношу свои извинения, госпожа. Это было необходимо.

— Уверена, у вас были причины. А, — она помедлила, — мальчик, который был с вами, Энакин… — Она запнулась, встретив широкую улыбку. — Эни? Малыш Эни? Поверит не могу, это правда ты? Как ты вырос!

Энакин покраснел до ушей:

— Ты тоже, — пробормотал он. — То есть... ты стала совсем красивой... для сенатора, я хотел сказать...

Вос тихо хрюкнул и наклонился к Оби-Вану:

— Кеноби, признавайся, это ты учил его флиртовать?

— Это врожденный дар, — придушенно отозвался Оби-Ван, пытаясь сохранять серьезное лицо. — Госпожа, мы сделаем все, что в наших силах, — громко сказал он, прерывая возникшую неловкость. — Мы с Энакином не раз занимались подобными делами, по большей части успешно.

— Мы обязательно найдем, кто стоит за покушениями! — пылко сказал Энакин. — Даже не сомневайся!

— Не сомневаюсь, — улыбнулась сенатор. — Надеюсь, это не займет много времени. Мне не хочется отвлекать джедаев от их важных дел. — Она бросила на Воса неприязненный взгляд. Тот проворчал что-то себе под нос и отошел к окну.

— А теперь, госпожа…

— Падме, — поправила она. — Вы можете звать меня по имени.

— Хорошо, — кивнул Оби-Ван. — А теперь, Падме, постарайтесь вспомнить всех, кто может желать вам смерти.

Почти час они корпели над списком недоброжелателей, пытаясь ничего не упустить, но при этом и не включить в список половину галактики. В своей непримиримой политический деятельности Падме отдавила много ног: ее не любили и сепаратисты, и сторонники Акта о создании армии, и теоретически любой из них мог обидеться на сенатора настолько, чтобы заказать покушение. Работа предстояла гигантская, Оби-Ван даже начал сомневаться, не откусили ли они кусок больше, чем смогут прожевать. Энакина такие мысли явно не волновали — судя по взглядам, который он бросал на Падме, никаких мыслей в его голове сейчас вообще не было.

Через час Падме извинилась и удалилась по каким-то сенаторским делам. Оби-Ван уныло посмотрел на бесконечный список.

— Ладно, Квин, а теперь давай подробности покушений. Должны же быть какие-то зацепки.

Вос перебросил ему датапад.

— Здесь все, что мы знаем, то есть почти ничего. Думаешь, если бы были зацепки, мы бы не взяли гада? Сначала на корабль сенатора подложили бомбу. Тогда нас с Айлой и отправили сюда в качестве акк-псов. На следующую ночь дроид через окно запустил в спальню сенатора каких-то сколопендр. Затем — ядовитые жуки в вентиляции. Дальше — дроид-снайпер. Похоже, наемник знает слабые места джедаев — почуять дроидов и насекомых куда сложнее, чем разумных существ...

Энакин задумчиво ковырялся в датападе. После ухода Падме он вновь обрел способность соображать.

— Куханы, — сказал он, отыскав нужный отчет. — Не сколопендры, а куханы. Вос, тебя не учили, что для расследования важно обращать внимание на детали? Ядовитые оойны в вентиляции... И знание, как работают джедаи… Оби-Ван, ты думаешь о том же, о чем и я?

— Или это она, или у кого-то точно такой же почерк, — вздохнул Оби-Ван.

— Кеноби, — подозрительно сказал Вос, — хочешь сказать, ты знаешь убийцу?

— Возможно. Зам Вессель, наемница. Обожает всяких ядовитых тварей. Ты бы ей понравился, Квин.

— Ха-ха, — отозвался Вос. — Твое чувство юмора с годами совсем не улучшилось. Уверен?

— Нет, но проверить придется. — Оби-Ван снова вздохнул.

— Что, бывшая подружка? — захохотал Вос. — Плохо расстались?

— В последнюю встречу я отрубил ей руку, — пояснил Оби-Ван. — Не думаю, что она мне обрадуется.


***

Улицы вокруг пассажирского космопорта — идеальное место для тайных встреч. Улетающие и прилетающие, провожающие и встречающие, служащие и рабочие — среди бесконечной толкотни и суеты никому ни до кого нет дела.

— Назови мне хоть одну причину, почему бы мне не пристрелить тебя сразу, Кеноби? — прорычала Зам Вессель, направляя на него бластер. Ее лицо сейчас было лицом человеческой девушки — милое, но не слишком примечательное — тонкие губы, серые глаза, небрежно собранные в хвост волосы. Никто бы не заподозрил в ней оборотня-клаудита.

Оби-Ван развел руками:

— Это ты мне скажи. Оружие у тебя, а ты все еще не выстрелила. Должно быть, ты хочешь поговорить?

— Нам не о чем разговаривать, ублюдок! Ты отрубил мне руку!

— Ты собиралась убить Энакина, — напомнил Оби-Ван. — Скажи спасибо, что не голову.

— Что тебе от меня нужно? — Бластер, не отклоняясь, смотрел ему в сердце.

По спине пробежал неприятный холодок предчувствия опасности… не от Вессель, нет… откуда-то со стороны.

— Тише, Зам, ты привлекаешь к нам внимание, — Оби-Ван приобнял ее за плечи, поморщившись, когда дуло бластера уткнулось в бок, и неспешно повел по переулку. — Я слышал, у тебя возникли проблемы с последним заказом. Могу помочь… скажем, за семьдесят процентов от контракта.

— Что?! — изумилась Вессель. — Кеноби, все знают, что ты не берешь «мокрые» дела.

— Все когда-нибудь случается впервые. Скажем, так — это личное дело. Согласен на шестьдесят.

Вессель покачала головой:

— Я знаю тебя, Кеноби. Придумай что-то поубедительнее.

— А ты умеешь торговаться. Хорошо, пятьдесят — но без вопросов.

— Ты собираешься меня подставить, — сказала Вессель. — Ты не станешь выполнять «мокрый» контракт, а значит... значит, тебе нужен мой наниматель. Ублюдок, ты спустишь мою карьеру в сортир! Кто наймет охотника, который сливает заказчиков?!

— А теперь послушай меня, — холодно сказал Оби-Ван. — Ты облажалась. Четыре неудачных покушения, Зам. Четыре. Сколько еще раз твой наниматель поверит твоим оправданиям? В лучшем случае он просто разорвет контракт, и ты останешься без денег и с подмоченной репутацией. В худшем — он уберет тебя как ненужного свидетеля.

— Я выполню контракт, — упрямо заявила Вессель.

— Не думаю, — покачал головой Оби-Ван. Ощущение опасности усилилось. Он потянулся к Силе, пытаясь определить источник, но в толпе, среди сотен существ с самими разными настроениями и намереньями отыскать угрозу было почти невозможно.

— Ты работаешь на сенатора! — догадалась Вессель. — Ты...

— Я предлагаю выкупить твой контракт, — оборвал ее Оби-Ван. — Зам, послушай хорошего совета — забирай деньги и проваливай с Корусанта, пока не... Ложись!

Общее нехорошее предчувствие сменилось холодным уколом предостережения, и он, не задумываясь, повалил Вессель на землю, под прикрытие дроида-погрузчика. Тонкая металлическая стрелка прошла в сантиметрах от ее груди и ударилась о стену.

— Не двигайся, — прошептал Оби-Ван, наклоняясь над Вессель и делая вид, что проверяет пульс. — Пусть думает, что попал.

Она понимающе моргнула и ее лицо начало меняться, поплыло, возвращаясь к своему естественному виду: зеленовато-серая кожа, впалые щеки, расщепленный нос и огромные, на пол-лица глаза. Чтобы поддерживать маску, клаудитам требовалось прикладывать определенные усилия, так что раненый, а тем более мертвый клаудит принял бы истинную форму. Отличная идея — если нападавший наблюдает за ней, это развеет его сомнения.

Оби-Ван подхватил ее бластер и прицелился в сторону крыши, откуда был сделан выстрел, но успел заметить только фигуру в броне, запустившую реактивный ранец и быстро скрывшуюся из виду.

— Какого криффа ты не стрелял?! — возмутилась Вессель, поднимаясь на ноги.

— Тут полно народа, незачем устраивать бойню, — отозвался Оби-Ван. — Энакин! — крикнул он в наручный коммуникатор.

— Вижу его, — отозвался Энакин. — От меня не уйдет.

— А говорил, пришел один, — упрекнула Вессель.

— Соврал, — отмахнулся Оби-Ван и осторожно подобрал с земли металлическую стрелку. — Пошли.

Продравшись через толпу, они добежали до спидера. Вессель едва успела запрыгнуть на пассажирское сиденье, как он стартовал.

— Энакин, где вы? — спросил Оби-Ван, выводя спидер на скоростную трассу.

— Летим на северо-запад по 408-й линии. У него серо-красный легкий флаер... Станг, а он быстрый! Сейчас я его...

— Энакин! Тут тебе не гонки! Не выпускай его из виду, но...

— Что-то связь плохая, — раздался наглый ответ, и передатчик отключился.

— Надеюсь, денег сенатора нам хватит на оплату штрафов за превышение скорости, — проворчал Оби-Ван, выдираясь из общего потока и бросая спидер в нужном направлении. — Ну что, Зам, расскажешь, кто это был?

— Фетт, — лицо Вессель исказилось угрожающей гримасой. — Джанго Фетт, охотник за головами. Не знаком?

— Только по репутации, — покачал головой Оби-Ван. — Он не заказчик. Кто вас нанял?

Вессель засмеялась.

— Твое предложение о выкупе контракта все еще действует?

— Фетт только что аннулировал твой контракт, — фыркнул Оби-Ван. — Не наглей. Я тебе жизнь спас.

Он резко свернул, ныряя в новый скоростной поток спидеров.

— Ну попробовать-то стоило, — ничуть не смутилась Вессель. — Я не знаю заказчика, с ним общался Фетт.

— Толку от тебя… Какие-нибудь детали заказа? Что-то полезное о Фетте? Давай, Зам, это в твоих интересах. Где у него убежище? Корабль? Друзья, союзники, родственники?

— Он скрытный как сарлак… А корабль у него отпадный — тип «Огневержец», модифицированный, мечта, а не корабль.

— Энакин, где ты? — Оби-Ван активировал комлинк. — Я вас не вижу.

— Тут такое дело, — раздался виноватый голос, — в общем, я разбил спидер.

— Отлично, — вздохнул Оби-Ван. — Узнаю профессионала. Сам-то цел? Не выключай комлинк, сейчас тебя подберем. Где Фетт?

— Не знаю, — протянул Энакин. — Понимаешь, его флаер я тоже разбил...

Оби-Ван выругался себе под нос, Вессель расхохоталась. Спидер заложил крутой вираж и рухнул к крыше одного из зданий. Энакин запрыгнул на сиденье, не дожидаясь, пока спидер приземлится.

— А она что тут делает? — возмутился он.

— Развлекает меня разговорами. Что случилось?

Перегруженный спидер натужено взвыл, медленно набирая высоту.

— Ну, — смущенно сказал Энакин. — Я его догнал.

— Догнал, — повторил Оби-Ван. — И?

— И мы немножко столкнулись. Я думал, ему некуда будет деваться, но у него реактивный ранец, и, станг, Оби-Ван, он круто дерется! Ничего, далеко не улетит, мы его сейчас...

— Вряд ли, — покачал головой Оби-Ван, вглядываясь в потоки огней. — Похоже, мы его упустили.

— Оби-Ван... — виновато пробормотал Энакин. — Я не...

— Потом, Энакин. Рано или поздно он должен будет вернуться на свой корабль — там его и перехватим.


***

Следуя указаниям Вессель, они быстро нашли посадочную платформу, где находился корабль Джанго Фетта, «Раб-1». На Корусанте были сотни таких легальных и полулегальных станций на несколько десятков кораблей — не зная точно, где искать, можно было искать вечно

Энакин обошел корабль кругом, потрясенно цокая языком.

— Вот это птичка, — протянул он. — Оби-Ван, видишь? Вот это по-настоящему модифицированный корабль! Не то, что у нас… Смотри, у него щиты военного образца!

— Зам, у тебя есть доступ на корабль? — спросил Оби-Ван, привычно пропуская мимо ушей восклицания Энакина. О кораблях тот мог говорить часами, до полной деморализации собеседника.

Вессель покачала головой:

— Он мне не слишком доверяет.

— И правильно делает, — буркнул Энакин, на секунду отрываясь от корабля.

Вессель бросила на него обжигающий взгляд, Оби-Ван примирительно поднял руки:

— Энакин, сможешь взломать? Вдруг в компьютере найдется что-то полезное.

— Я уже думал, ты не попросишь, — ухмыльнулся Энакин, доставая инструменты.

Оби-Ван прислонился к борту корабля и оглядывал платформу и доки, отслеживая в Силе направленное на них внимание, и при необходимости «отводил глаза», как называла это Вессель. Совсем не нужно, чтобы кто-то заметил, что они ломятся в чужой корабль.

— Он ненормальный, — восхищенно бормотал Энакин, разбираясь с нестандартной системой безопасности. — Полный параноик.

— Он лучший охотник за головами в галактике, — поправила Вессель.

— Ха, — отозвался Энакин. — Я все равно лучше. Готово.

Осторожно, опасаясь обнаружить какие-нибудь нестандартные сюрпризы для незваных гостей, они прошли внутрь. Энакин попытался прошмыгнуть в машинное, но Оби-Ван перехватил его:

— Компьютер, Энакин, — потребовал он. — На двигатели полюбуешься потом, может даже обсудишь их с хозяином.

Энакин уныло кивнул и принялся взламывать систему. Убедившись, что он занят делом, Оби-Ван отправился осматривать корабль.

К кораблям Оби-Ван относился более чем спокойно — умел ими управлять и ремонтировать, но энтузиазма Энакина ко всевозможным модификациям и улучшениям не разделял. Но даже ему пришлось признать, что «Раб-1» в каком-то смысле произведение искусства. Улучшенные субсветовые двигатели, проверенный и надежный гипердрайв, щиты военного образца, разнообразное вооружение — Фетт явно любил свой корабль и не жалел на него денег и сил.

Оби-Ван прошел дальше, в трюм, и скривился, увидев шесть клеток для перевозки заключенных. К счастью, сейчас пустых. Оби-Ван встречал разные варианты у разных наемников, и этот был не самым худшим, но каждый раз его передергивало от такого зрелища.

— Мне жаль отрывать вас от игры в кораблики, — сказала Вессель от шлюза, — но в любой момент вернется хозяин игрушек и будет очень недоволен.

— Мы переживем его недовольство, — пообещал Оби-Ван. — Энакин, оставайся на корабле и продолжай искать информацию. Зам, пойдем, приготовим Фетту встречу.

— С чего ты решил, что я на твоей стороне, Кеноби? — фыркнула Вессель.

— Мне казалось, ты хочешь сказать ему пару ласковых, — поднял брови Оби-Ван. — Я не прав?

— Прав, — проворчала Вессель. — Как всегда.

Оби-Ван оглядел платформу, оценивая обстановку. Открытое пространство посадочного поля с десятком разномастных кораблей, ремонтные доки, несколько погрузчиков и ремонтных дроидов, снующих вокруг.

Ракетный ранец при умелом использовании давал неплохие шансы даже против джедая, а Фетт, по словам Энакина, обращался с ним виртуозно. Значит, нужно лишить его этого преимущества…

— Зам, ты должна выиграть для меня немного времени. Займи его чем-нибудь хотя бы на минуту.

— Это если он не пристрелит меня сразу.

— Он думает, что уже убил тебя. Удиви его.

Повредить реактивный ранец с помощью Силы, издали, было хитрой задачей. Но если все получится, Фетт станет легкой добычей.



Ждать пришлось не слишком долго, они даже не успели заскучать. Негромкий гул реактивных двигателей, Фетт точным движением приземлился на платформу, внимательно осмотрелся и направился к своему кораблю.

Вессель выступила из тени соседнего фрахтовика, сжимая бластер.

— Привет, Джанго, — сказала она. — Не ждал?

Фетт остановился. Оби-Ван сделал глубокий вдох и потянулся к Силе, мысленно представляя устройство ранца и осторожно обрывая нужные провода. Главное, ничего не перепутать и не взорвать случайно ранец вместе с Феттом. Такое кропотливое использование Силы требовало полной сосредоточенности — к нему сейчас можно было подойти сзади и огреть по голове, и он бы даже не заметил, как это случилось.

— Зам. Значит, все-таки жива.

— Нет, это мой бесплотный дух жаждет мести! — рявкнула Вессель. — Конечно, я жива, ублюдок! Несмотря на твои старания!

— Ничего личного, — покачал головой Фетт. — Ты собиралась меня сдать.

— Тебе стоит больше доверять людям, Джанго, — ядовито сказала она. — Я бы не сказала о тебе ни слова, если бы ты не решил меня застрелить.

— Какая досада. Но теперь мне точно придется закончить начатое.

Вессель открыла огонь еще на половине фразы, Фетт кувыркнулся в сторону, в движении стреляя в ответ. Вессель прыгнула под укрытие погрузчика, оставляя противника в невыгодной позиции на открытом пространстве, но Фетта это не слишком смутило — струя пламени из огнемета опалила машину, и злая как аклай Вессель с подпаленной одеждой выкатилась из укрытия.

Оби-Ван запрыгнул на покатую крышу «Раба-1» и начал стрелять, отвлекая внимание на себя. Фетт попытался взлететь, чтобы получить преимущество в высоте, но ранец не отреагировал на его команды. Если Фетт и удивился внезапной поломке, то виду не подал, и в следующее мгновение уже выстрелил тросом с магнитным наконечником, целясь в верхнюю часть корабля, взмыл по тросу, и с разгона врезался в Оби-Вана, сбрасывая с крыши корабля вниз. Благодаря Силе приземлиться удалось почти мягко, хотя от столкновения слегка звенело в ушах; он выстрелил, почти попал, но Фетт, вместо того чтобы продолжать драку, прыгнул на трап, собираясь скрыться в корабле — и внезапно рухнул, как подкошенный.

— Привет-привет, — сказал Энакин, опуская станнер.

— Что ты вообще тут делаешь? — поднимаясь на ноги, проворчал Оби-Ван. — Ты должен ломать его компьютер!

— И это вместо «спасибо», — закатил глаза Энакин. — Я восстанавливаю стертые логи, это займет какое-то время. Оби-Ван, а ведь он тебя сделал.

— Вот еще, — Оби-Ван отряхнулся и протянул руку Вессель. — Мы даже еще не начали. Ладно, раз уж ты здесь, утащи его в трюм.

— Инициатива наказуема, — вздохнул Энакин, хватая Фетта за ноги.

Они сняли с бессознательного Фетта доспех, тщательно обыскали, а затем Энакин, мрачно ухмыляясь, запер его в одной из клеток.

— Пусть попробует собственного гостеприимства, — пробормотал он и ушел обратно в рубку.

Оби-Ван вколол Фетту стимулятор, и через пару минут тот пришел в себя. Ни жестом, ни звуком не выдав, что он в сознании, Фетт через прикрытые глаза оценивал обстановку.

— Можешь не притворяться, — покачал головой Оби-Ван.

Фетт не стал ломать комедию, и перетек в сидячее положение, плавным, грациозным движением хищного животного. Было видно, что он не просто сидит, он выжидает, караулит подходящий момент, шанс, которым не преминет воспользоваться.

— Кто заказал тебе сенатора Наберрие? — спросил Оби-Ван.

Фетт слегка улыбнулся и покачал головой:

— Что-то память подводит.

— Кто заказал сенатора? — подкрепляя слова Силой, повторил Оби-Ван. — Ты хочешь мне сказать, кто заказал тебе убийство сенатора Наберрие.

Фетт удивленно посмотрел на него, перевел взгляд на Вессель:

— Он псих или просто придурок?

— Всего понемногу, — отозвалась та.

Оби-Ван раздраженно вздохнул и попробовал еще раз. Имя, велел он, усиливая мысленное давление. Кто. Хочет. Убить. Сенатора. Фетт нахмурился, сжал зубы, сопротивляясь вторжению в свой разум.

Через несколько минут стало ясно, что это бесполезно. Сила воли и самоконтроль Фетта были поразительны, преодолеть его сопротивление не удалось. Вдобавок, Оби-Ван боялся перестараться, превратив того в слюнявого идиота.

— Что это было такое? — хрипло спросил Фетт.

Оби-Ван не стал отвечать. Он вытащил датапад и принялся одно за другим зачитывать имена из списка недоброжелателей Падме, наблюдая за Феттом и аккуратно прощупывая его в Силе. Единственной реакцией стал скучающий зевок:

— Это самый дурацкий допрос, какой мне устраивали. Ты мне справочник имен всей галактики зачинаешь или ограничишься Корусантом?

То ли при составлении списка они так и не додумались до заказчика, то ли самообладание Фетта превышало восприимчивость Оби-Вана. Станг. Давно с ним такого не случалось — обычно удавалось либо внушить желание говорить, либо нащупать ответ, считывая реакции в Силе.

Кажется, придется просить помощи. Он вытащил из кармана комлинк:

— Квин? У меня для тебя небольшой сюрприз.

— Кеноби, — раздраженно сказала Вессель, — если ты закончил свои игрища, то мне есть, что сказать Фетту.

— Пожалуйста, — приглашающе махнул Оби-Ван рукой, — только без членовредительства.

Вессель фыркнула.

— Оби-Ван, — позвал Энакин из рубки. — Я кое-что нашел.

Он шагнул к двери, остановился, пристально посмотрел на Вессель:

— Зам, напоминаю на всякий случай — он нужен мне живым.

Выходя из трюма, он слышал голос Фетта:

— Что, прямо вот так? Он сказал — ты прыгаешь?

— Еще одно слово, Фетт, и я сделаю вид, что не расслышала, что он сказал.

Оби-Ван покачал головой и поспешил в рубку.

Энакин гордо ткнул в экран:

— Фетт хорош, но я все равно круче. Почти все подчищено, логи стерты, но последние два прыжка я восстановил. Вот, — он вывели на экран карту: — Джеонозис и Камино.

— Любопытно, — пробормотал Оби-Ван. — Не самые удобные места для встречи с заказчиком. Отличная работа, Энакин. Теперь у нас есть зацепка.

Энакин довольно улыбнулся:

— Ну теперь-то мне можно посмотреть двигатели?



Оби-Ван вернулся в трюм, где Вессель изгалялась в различных угрозах. Пусть развлекается, надо же ей куда-то спустить пар. Пока она не перешла от угроз к их исполнению, Оби-Ван не возражал.

— Фетт, ты бывал когда-нибудь на Камино? — спросил он с порога, внимательно прислушиваясь к эмоциям в Силе. — А на Джеонозисе?

При упоминании Камино равнодушие Фетта на миг дало сбой.

— Значит, Камино, — удовлетворенно кивнул Оби-Ван. — Уже что-то. Что у тебя за дела с клонерами, Фетт?

Но тот уже полностью взял себя в руки и не ответил.

Пискнул комлинк:

— Кеноби, ты меня впустишь или мне вскрыть люк мечом?

— Спасибо, что спросил, — рассеялся Оби-Ван, впуская Воса внутрь. — Помнится, раньше ты сначала ломал дверь, а потом уже думал, а стоило ли.

— Жалко портить хороший корабль, — пожал плечами Вос. — Ну и где твой сюрприз?

После стычки возле порта Вессель так и не удосужилась скрыть свою характерную внешность клаудита, но услышав о гостях, поспешила принять новый облик. Теперь у клетки стоял хмурый подросток, чем-то неуловимо похожий на Энакина, только на голову ниже. Вос едва скользнул по ней взглядом, и с интересом уставился на Фетта.

— Кеноби, запомни на будущее — я предпочитаю женщин. И, фу, клетка — это так несовременно. Можно же придумать что-нибудь поизящнее.

— Можно, — согласился Оби-Ван. — В следующий раз перевяжу бантиком. Позволь тебе представить Джанго Фетта, наемника, который взял заказ на убийство сенатора Наберрие.

— Отлично, — обрадовался Вос. — Бодро работаешь, Кеноби. Он уже сдал заказчика?

— Как раз на этом месте мы и застряли, — ответил Оби-Ван.

Вос покачал головой и с упреком посмотрел на Фетта:

— Ну же, приятель, не томи. Колись, мне страх как надоело ходить по пятам за сенатором. Вид сзади, конечно, отличный, но вредный характер не искупает.

Фетт молча пожал плечами.

— Не хочешь по-хорошему?

Глаза Фетта широко распахнулись, когда призванная Восом Сила ударила в его разум, будто тараном. Фетт скрипнул зубами и замотал головой, пытаясь вытряхнуть чужое присутствие из своего сознания.

— Кеноби, присоединяйся, — процедил Вос. Оби-Ван потянулся к мыслям Фетта, подкрепляя внушение. Заказчик, потребовал он. Назови заказчика.

Фетт застонал, вцепился в голову руками. Оби-Ван открыл глаза. Он чувствовал, что вдвоем они могут сломать сопротивление — но какой ценой? Он схватил Воса за руку.

— Квин, прекрати. Перестань. Мы так ему мозги вскипятим.

Вос выдохнул и отвернулся. Фетт обмяк на полу клетки. Вессель с ужасом переводила взгляд с него на джедаев и обратно.

— Уважаю, — пробормотал Вос. — Силен мужик.

— Сделаем по-другому, — сказал Оби-Ван и потянул его к выходу из корабля. — Энакин сумел взломать компьютер, теперь мы знаем, где он бывал последнее время. Мы полетим туда и разберемся на месте. Но нужно, чтобы ты изолировал Фетта хотя бы на пару дней — как только он доберется до гиперпередатчика, он предупредит нанимателя и усложнит нам задачу.

— Без проблем, — кивнул Вос. — Много чести, чтоб им занимались джедаи, но, уверен, РСБ с радостью его повяжет. Куда летите?

— Камино. Или Джеонозис. Для начала, пожалуй, Камино, — это единственное, на что Фетт хоть как-то отреагировал.

— Никогда не слышал, — покачал головой Вос.

— Уверен, каминоанцы о тебе тоже не слышали, — усмехнулся Оби-Ван. — Им вообще нет особого дела до остальной галактики, кроме, разумеется, клиентов. В генной инженерии им нет равных, этим и живут. Могут вырастить тебе что угодно и как угодно, главное, плати. За пределами Камино бывают редко, и у себя чужаков не слишком любят. Очень странно, что Фетт туда летал — не самое обычное место для встречи с заказчиком.

— Откуда ты все это знаешь?

— Нет невежества, есть знание, — Оби-Ван подмигнул. — В переводе на язык Внешнего кольца: больше информации — больше шансов выжить.

— Ладно, уел. Уже придумал, как туда попасть, если они не любят чужаков?

— Разумеется, как представитель клиента, — пожал плечами Оби-Ван. — Скажем, сенатор желает обзавестись парой детишек, но не хочет портить карьеру и фигуру.

— Она даст тебе по морде, если ты ей такое предложишь, — предупредил Вос. — Набуанцы очень старомодные.

— Ну хорошо, значит, ей понадобились двойники-телохранители, более похожие на нее, чем это получается в естественных условиях. Возможно, с какими-нибудь дополнительными функциями.

— Кеноби, ты нарываешься.

— Я имел в виду улучшенные боевые способности. Ладно, пусть ей захотелось заполучить в домашние питомцы нексу, но так, чтобы та не откусывала гостям ноги. Поверь, клонеры и не на такое способны, были бы деньги. — Он задумался. — Но Падме придется одолжить нам корабль. Наша «Бестия» бегает шустро, но для представительских целей не годится.

Оставив Воса вызывать РСБ и общаться с Падме, Оби-Ван вернулся на корабль и скомандовал всем выметаться.

Вессель ожидаемо пришла в ярость.

— Что значит полиция? — прорычала она, вцепившись ему в ворот куртки. — Кеноби, мы так не договаривались! Ты узнал от Фетта, что хотел — теперь он мой!

— Прости, Зам, — Оби-Ван аккуратно разжал ее руки, — это все твои фантазии. Ты прекрасно знаешь, что я не дам тебе убить беззащитного пленного.

— Беззащитного? Фетт беззащитен, как голодный ранкор! Даже безоружный! Даже в клетке!

Тут, нужно признать, она была права, но это ничего не меняло.

— Желаешь дождаться полиции или подбросить тебя куда-нибудь?

Она скрестила руки на груди:

— Подальше от Корусанта. Пока Фетт не решил, что одному в полиции скучно, и не сдал меня за компанию.

Оби-Ван покачал головой:

— Пассажиров мы больше не берем. Могу подвести до космопорта.


***

Договорившись с Падме о корабле, они вернулись на «Бестию» собраться.

Оби-Ван быстро паковал рюкзак, прикидывая, что может понадобиться — сменная одежда, запасные обоймы для бластера, аптечка, и разные полезные в работе мелочи. Конечно, как джедай он умел обходиться практически без вещей, но после того как у них появился свой корабль, минимализм стал казаться надуманным.

Обнаружив, что он уже минут пять пялится на бластер, который забрал у Вессель в порту и напрочь забыл отдать, он выругался, сгреб вещи в рюкзак и пошел в рубку.

Энакин сидел перед пультом связи, постукивая пальцами по панели.

— Ты все еще не собрался? — удивился Оби-Ван и замолк, встретив странный взгляд. — Энакин, что не так?

— Я не могу связаться с мамой, — пробормотал тот, щелкая переключателями на пульте. — Я пытался, когда мы прилетели, и утром, и сейчас, оставлял запись — и нет ответа. Ни мама, ни Клигг, ни Оуэн…

— Для начала успокойся. Возможно, у них просто сломался передатчик.

— Нет, — мотнул головой Энакин. — Он работает, сигнал проходит, но никто не отвечает.

— Энакин, — вздохнул Оби-Ван, — они могли уехать в город. Или пылевая буря мешает связи. Или сотня других вариантов. Раньше ты не разговаривал со Шми неделями, и тебя это ничуть не беспокоило.

— Я знаю, знаю! Скорее всего там все в порядке, а видения просто что-то символизируют, но… а что если нет? Если видения не врут? — Энакин заглянул ему в глаза и заговорил торопливо: — Оби-Ван, можно я слетаю проверю? Это совсем небольшой крюк, Татуин в каком-то парсеке от Джеонозиса, мы можем разделиться — ты полетишь на Камино, а я на Джеонозис, только сначала быстро на Татуин. Я бы не стал, если бы нужно было лететь в другую сторону, честно, но это же совсем рядом, ну пожалуйста?

Оби-Ван сжал пальцами переносицу.

— Нужно что-то делать с твоей паранойей. Мы не можем срываться на Татуин каждый раз, когда там перебои со связью, — сказал он наконец.

— Спасибо! — просиял Энакин. — Я знал, что ты поймешь!

— Значит, меняем план, — решил Оби-Ван. — Татуин — Джеонозис — Камино. В общем-то, какая разница?

— Да нет, зачем, — Энакин мотнул головой. — Нет смысла нам обоим терять время. Ты скорее всего прав, дело в передатчике или что-то такое. И если мы разделимся, то быстрее найдем заказчика. Я все равно собирался это предложить… — Он серьезно посмотрел на Оби-Вана. — Я справлюсь один. Веришь?

Оби-Ван вздохнул, но кивнул.



Пока Энакин готовил корабль к взлету, Оби-Ван вышел на посадочную платформу и присел на край трапа, собираясь с мыслями.

Если он не хочет смертельно обидеть Энакина, ему придется справиться с собственным беспокойством. Энакин вырос, он прекрасно умеет работать самостоятельно, ему не нужен надзор — ему нужно доверие. Лучшее, что Оби-Ван может сделать — поверить в него.

И все же у него было чувство, что Энакин не должен лететь один. Не в этот раз.

Он рассеяно ковырял краску на корпусе «Бестии», пытаясь разобраться, чем вызваны его сомнения — предчувствием Силы или просто страхом отпустить Энакина.

— Не удивительно, что она такая ободранная, — насмешливо сказал проходивший мимо родианец. — Никогда не думал о том, чтоб покрасить ее заново?

— Думал — часто, — усмехнулся в ответ Оби-Ван. — Все еще не нашла транспорт?

— Как ты это делаешь, Кеноби? Ах да, твоя джедайская магия. — Лицо и фигура родианца исказились, и перетекли в черты клаудита. — Есть пара вариантов. Вот решаю, куда мне хочется меньше — на Торес или на луны Зитака.

Торес не слишком приятен в это время года, хотел сказать Оби-Ван. Да и в остальное время тоже. Но вместо этого спросил:

— Зам, что если… что если я найму тебя сопровождать Энакина на Татуин?

Вессель уставилась на него, кажется, прикидывая, шутка это или он окончательно свихнулся. Оби-Ван и сам не был уверен, но внезапным порывам привык доверять.

— Что, мамаша Кеноби боится выпустить птенчика из-под крыла? — наконец, хмыкнула она.

— Возможно, — спокойно согласился Оби-Ван. — Но это тебя не касается. Так что?

— Если ты все еще мне доверяешь, ты глупее таун-тауна.

Оби-Ван покачал головой:

— Доверяю? Нет. Но я знаю, что контракт ты не нарушишь.

Вессель открыла рот, закрыла обратно, вздохнула.

— Параметры задания? — уточнила она.

— Просто… будь поблизости, — замялся Оби-Ван. — Помоги, если понадобишься, не вмешивайся, если не будет необходимости.

— Очень конкретно, — фыркнула Вессель. — Деньги вперед.

— Половину, — подмигнул ей Оби-Ван. — Кого ты пытаешься надуть?

— Привычка, — улыбнулась она.

Энакин сбежал по трапу «Бестии»:

— Оби-Ван, я готов взлетать. Все забрал, что тебе нужно? — Он недовольно посмотрел на Вессель: — А она что опять тут делает?

— И снова привет, Скайуокер, — сказала Вессель. — Вежлив и мил, как всегда. Подбросишь меня до Татуина?

Энакин нахмурился:

— С чего бы это вдруг? И я не собираюсь в Мос Айсли, полечу сразу на ферму Ларсов. Нравится бродить по пустыни?

— Обожаю, — протянула она и, отодвинув его плечом, прошла на корабль.

— Оби-Ван, — начал Энакин, — скажи ей…

— Ей нужно улететь с Корусанта, — объяснил Оби-Ван. — Фетт не станет о ней молчать…

— Ну и правильно, — поморщился Энакин. — Нет, серьезно, Оби-Ван, что она должна сделать, чтобы ты перестал о ней беспокоиться? Убить тебя?

— Я не…

— Понял-понял, не мое дело. Но если она будет путаться под ногами, высажу ее посреди Юндланской пустоши!

— Договорились, — улыбнулся Оби-Ван. — Встретимся на Джеонозисе. Да пребудет с тобой Сила. И свяжись со мной, если возникнут проблемы.

— И с тобой, — кивнул Энакин. — Постарайся не влезать в неприятности, пока меня нет рядом, чтоб тебя из них вытащить.

Оби-Ван помахал рукой взлетающей «Бестии», подхватил рюкзак и пошел к стоянке спидеров. Надо связаться с Падме и узнать, готов ли корабль…

Или нет.

В голову вдруг пришла более интересная идея, чем изображать на Камино покупателя.


***

Разорвав плотную пелену облаков над Камино, «Раб-1» оказался над бескрайним океаном, поливаемым бесконечным дождем. Казалось, вся планета состоит из воды: океан и дождь, дождь и океан. Вода внизу, вода вверху — завораживающее зрелище.

Пискнул компьютер, выводя из задумчивости и передавая координаты для посадки. Оби-Ван направил корабль в указанном направлении, и не смог сдержать восхищенного вздоха, когда на обзорном экране появился город Типока. Гигантские сваи, вздымающиеся со дна океана, поддерживали огромные округлые купола города. Причудливые изгибы башен, куполов и переходов, сложнейшая изящная конструкция, такая хрупкая и такая надежная. Оби-Ван не отказал себе в удовольствии облететь город вокруг и полюбоваться на него. Нет, не врали, не врали, что Типока — одно из самых красивых мест в галактике.

Оби-Ван посадил «Раб-1» на платформе перед изящной башней, еще раз проверил доспех, сам себе пожелал удачи и под проливным дождем добрался до ближайшего входа.

Внутри его уже ждали. Высокое изящное существо с белоснежной кожей и огромными темными глазами сложило руки перед собой:

— Приветствую, Джанго. Ты почти опоздал.

Ну, по крайней мере, ему не сказали «чего приперся», уже радость.

— Дела, — неопределенно буркнул Оби-Ван.

Каминоанец слегка качнул головой на длинной шее. Высокий мелодичный голос подсознательно заставлял считать, что его обладатель — женщина, но Оби-Ван повидал достаточно, чтобы делать поспешные выводы. С тем же успехом существо могло оказаться бесполым или обоеполым.

— Приближается десятая годовщина, — сказал каминоанец. И что это может означать? Оби-Ван на всякий случай кивнул.

Каминоанец внимательно посмотрел на него, потом повернулся и зашагал по белым коридорам. Оби-Ван пошел следом, надеясь, что поступает правильно.

— Мы готовы начать сначала, — продолжал тот. — Мы возобновим процесс, как только ты будешь готов.

Они прошли мимо обзорного окна, Оби-Ван бросил туда любопытный взгляд и чуть не споткнулся. Окно вело в классную комнату, где за терминалами ровными рядами сидели молодые копии Джанго Фетта. Десятки копий. И такая комната была далеко не одна…

— Как ты знаешь, оригинальный носитель ДНК всегда предпочтительнее.

Оби-Ван лихорадочно соображал. Так вот какие дела у Фетта с клонерами! Он донор. Каминоанцы зачем-то выращивают сотни, а возможно и тысячи клонов Фетта. Подождите, как он сказал — десятая годовщина? Они занимаются этим уже десять лет? Станг, они что, затеяли сделать себе армию Феттов?!

Или не себе.

Оби-Ван покрылся холодным потом. Он внезапно понял, кому в галактике может понадобиться многотысячная армия солдат. Конфедерации Независимых Систем. Сепаратистам.

Голова шла кругом. Ему нужно больше информации. Нужно узнать, понять, кто стоит за этим, даже если из-за этого он не сможет найти заказчика убийства Падме, это важнее…

За очередным окном тренировались вполне взрослые копии Фетта. Молодые, но определенно не десятилетки.

— Ускоренное взросление, — пробормотал он.

Каминоанец покосился на него:

— Ты уже высказывал свое мнение по этому вопросу. Возможно, ты и прав, но заказчик не может ждать естественного взросления. Опыт они приобретут в реальных условиях.

В реальных условиях? У Республики нет армии. С кем собираются воевать эти клоны, с горсткой джедаев? Оби-Ван представил себе тысячи солдат с лицами и талантами Фетта, оккупирующие мирные планеты, и ему стало нехорошо. Возможно, Падме все же ошибается, агитируя против создания армии…

Каминоанец между тем остановился у одной из дверей. Оби-Ван понадеялся, что его не привели прямиком в лабораторию для забора генного материала, а то может получиться… неловко. Но за дверью оказался стандартный жилой отсек. За столом, собирая модель истребителя, сидел мальчик, еще один клон Фетта. Услышав звук открывающейся двери, он вскочил на ноги.

— Здравствуй, Боба, — сказал каминоанец, но мальчик не обратил на него внимания. Глядя на Оби-Вана, он расплылся в улыбке:

— Папа!

Станг, подумал Оби-Ван.


***

Два гравицикла стремительно неслись через пустоши Юндланда.

Энакин стискивал рукояти управления так, что от напряжения сводило руки, до рези в глазах всматривался в горизонт, пытаясь разглядеть следы.

На ферме Ларсов они застали только рыдающую перепуганную Беру. Всхлипывая и вытирая рукавом слезы, она рассказала, что произошло. Шми похитили тускены. Она пошла собирать грибы у влагоуловителей и… и… Оуэн и Клигг вместе с другими фермерами отправились в погоню, но попали в засаду, из всего отряда вернулось всего несколько человек. Клигг ранен, Оуэн повез его в Мос Айсли в больницу, и все еще никаких известий. Ей ужасно страшно здесь одной...

Энакин стиснул зубы. Его кошмары, его видения оказались вовсе не метафорой, над которой надо медитировать, а четким и ясным предупреждением. Предупреждением, к которому он не прислушался.

Он вскочил на ноги, уронив стул. Тускены не могли уйти далеко. Им не было смысла уходить далеко — после удачной засады на фермеров они должны чувствовать себя хозяевами положения. Он найдет их, он найдет и спасет маму.

Энакин обнял Беру, пообещал, что все будет в порядке, и поспешил в сарай за гравициклом.

— Останься с ней, — велел он Вессель, которая незримой тенью следовала за ним.

— Вот еще, — фыркнула та, — я не нанималась нянчить сопливых девок. Охотиться на тускенов куда интереснее.

Времени спорить не было, и Энакин просто кивнул ей на второй гравицикл.


***

Дверь закрылась за спиной, отрезая путь к отступлению.

— Привет, Боба, — пробормотал Оби-Ван.

Мальчик несколько секунд смотрел на него широко распахнутыми глазами, потом насупился и сжал кулаки.

— Ты не папа, — яростно заявил он. — Где он? Кто ты? Что с ним?!

Голос повышался с каждым вопросом, в конце сорвавшись на крик. Оби-Ван торопливо стащил с головы шлем.

— С Джанго все в порядке, — быстро сказал он. — Боба, успокойся, Джанго жив и здоров. Я клянусь.

Боба мотнул головой и шагнул назад.

— Его доспехи. Он бы никогда их…

— У него неприятности, — объяснил Оби-Ван. Которые я ему и обеспечил. — Но с ним все в порядке. Он выберется из любой передряги, ты же его знаешь.

Кажется, мальчик все-таки поверил, потому что разжал кулаки — и вдруг хлюпнул носом и отвернулся. Оби-Ван молча ждал, пока он справится с эмоциями.

— Кто ты? — спросил Боба, оборачиваясь. В руках он сжимал бластер, направленный в голову Оби-Вану.

— Отлично сыграно, — оценил Оби-Ван. — Я тебе почти поверил.

— Что я буду реветь? Вот еще! Я никогда не реву!

Отобрать бластер было бы секундным делом, но Оби-Ван решил подождать. Пока мальчик считает, что контролирует ситуацию, он не станет паниковать и поднимать шум.

Сдвинув в сторону недоклеенную модель истребителя Д-7, Оби-Ван пристроил шлем на краю стола. Боба напряженно наблюдал за его манипуляциями.

— Кто ты? — потребовал он еще раз. — Где папа?

— Меня зовут Оби-Ван. Я наемник, как и Джанго. У него неприятности на Корусанте, потребуется какое-то время, чтобы с ними разобраться.

— Он прислал тебя за мной? — спросил Боба.

Был большой соблазн ответить утвердительно, но Оби-Ван с сожалением отказался от этой мысли. Фетт наверняка договорился с сыном о каком-то пароле для подобного случая, а попасться на вранье было чревато. Ему нужен был союзник, а не противник.

— Нет. Я здесь по другому делу.

— Почему у тебя папины доспехи? — продолжал настаивать Боба. — Он никому не дает их. Даже мне.

— Я уверен, когда ты до них дорастешь, даст, — улыбнулся Оби-Ван. — Или у тебя будут свои, еще лучше.

Боба кивнул, но насторожено продолжал ждать ответа.

— Я не хотел, чтобы каминоанцы знали, что здесь посторонний. Я верну их Джанго как только закончу работу. Послушай, если бы я был врагом Джанго, зачем бы я пришел к тебе сюда?

— Чтобы взять в заложники? — предположил Боба.

Оби-Ван развел руками:

— Ты держишь меня на мушке, а не наоборот.

Боба ухмыльнулся, довольный собой.

— Что у тебя тут за дело? Тебе кого-то заказали?

— Я ищу информацию, — обтекаемо ответил Оби-Ван. — И мне бы пригодилась твоя помощь. Похоже, ты тут все знаешь.

Боба задумался.

— С одним условием, — решил он. — Я помогу тебе, а ты отвезешь меня к папе.

Оби-Ван удивленно поднял брови:

— Я уверен, Джанго велел тебе ждать его здесь.

— Если у него неприятности, ему надо помочь! — пылко воскликнул Боба. — Я должен ему помочь!

— Ты только все усложнишь, — возразил Оби-Ван. — Сколько тебе — девять? Десять? Как ты ему поможешь?

— Десять. И я умею много всякого, папа меня учил! — надулся Боба. — А если ты откажешься, я подниму тревогу, — хитро добавил он.

— Шантажист, — невольно рассмеялся Оби-Ван.

Можно было просто запереть мальчика в жилом отсеке, отобрав комлинк, чтобы не сообщил каминоанцам. Можно было внушить, что он сам хочет остаться (ну, по крайней мере, попробовать — Оби-Ван не был уверен, в какой степени сопротивляемость ментальному воздействию у Фетта врожденная, а в какой натренированная).

А можно и правда взять его с собой.

Хотя на первый взгляд идея выглядела абсурдной — кто знает, что их ждет на Джеонозисе, чтобы тащить туда мальчишку — это могло оказаться не худшим вариантом. Когда Республика узнает о создаваемой армии, самое безобидное, что ей придется сделать — взять планету в блокаду. И тогда Камино окажется далеко не самым безопасным местом.

— Идет, — решил Оби-Ван. — Но будешь делать все, как я сказал, это ясно?

Боба радостно кивнул и с облегчением опустил слишком тяжелый для него бластер.

— Мне нужен компьютер с доступом к лабораториям каминоанцев. Твой терминал связан с общей сетью?

— Ограниченный доступ, — мотнул головой Боба. — Как в учебных классах.

— Тогда думай, где найти такой терминал, — попросил Оби-Ван. — Желательно — там, где наше с тобой появление не вызовет подозрений.

Боба нахмурился, что-то прикидывая:

— Есть! Медицинский кабинет! Папа отводил меня туда, когда я заболел, и там точно есть компьютер.

— Отлично. — Оби-Ван подхватил со стола шлем. — С собой ничего не бери. Если нас поймают — я тебе угрожал и заставил помогать мне силой. Понял?

Боба удивленно посмотрел на него, но согласился.

Оби-Ван проверил, что оба его бластера стоят на оглушении, убедился, что световой меч легко вытащить из потайного кармана, и кивнул на дверь:

— Веди.



Медик-каминоанец уставился на них своими большими темными глазами:

— Джанго? Боба? Могу я чем-то помочь?

Оби-Ван молча выстрелил, подхватил падающее тело и бережно усадил обратно в кресло.

— Следи за дверью. И придумай самый быстрый путь отсюда до южной посадочной платформы. Когда нас засекут, у нас будет совсем немного времени.

Он активировал терминал и принялся ломать доступ в систему. Так чисто, как Энакину, ему, конечно, не сработать, но кое-чему у своего ученика он научился тоже. Если повезет, у него будет десять минут, прежде чем взлом обнаружат. Если быть реалистом — пять.

Он подключил датапад и, не вникая в подробности, начал сливать всю доступную информацию по клонам Фетта. Генные модификации. Лабораторные тесты. Программы обучения. Накладные на поставку обмундирования и вооружения. Любые крохи информации смогут подсказать, откуда взялась эта армия.

Доступ прервался через четыре с половиной минуты. Оби-Ван сунул датапад во внутренний карман.

— Бегом.

Они беспрепятственно промчались по белым коридорам и добрались до посадочной платформы, когда позади раздался громкий топот. Догнали.

— На корабль, живо! — велел он Бобе. — Запускай двигатели, готовь к старту. Сумеешь?

— А то! — расплылся в улыбке мальчик.

Оби-Ван обернулся. Двери распахнулись: десять солдат в белой броне выскочили на платформу и тут же открыли огонь из бластеров. Оби-Ван выхватил световой меч, отражая выстрелы. За спиной изумленно охнул Боба.

— На корабль! — рявкнул Оби-Ван, и мальчик, наконец, послушался.

Солдаты рассредоточились по платформе, не прекращая стрелять. Двое оттянулись назад, устанавливая переносную бластерную пушку. Станг. Пара попаданий из такой — и без серьезного ремонта корабль в космос не выйдет. Нет, так дело не пойдет.

Оби-Ван поудобнее перехватил меч и бросился вперед.

Похоже, джедая эти солдаты видели впервые, и такой прыти не ожидали: трое рухнули на землю, нарвавшись на собственные выстрелы, отраженные световым мечом. Следующие оказались проворнее, и Оби-Ван выхватил свой бластер, открывая ответный огонь.

Почувствовав сбоку движение, Оби-Ван обернулся, но отреагировать не успел — один из солдат прыгнул на него, сбивая с ног, и они покатились по мокрой платформе. Меч отлетел в сторону и с шипением погас в какой-то луже. Солдат навалился сверху, прижимая обе руки Оби-Вана к земле. Безрезультатно дернувшись пару раз, Оби-Ван стиснул зубы и с размаху врезал своим шлемом по шлему солдата. Из глаз брызнули искры, но противнику пришлось хуже, так что удалось выдрать из захвата руки и перехватить инициативу. Поднявшись на ноги и прикрываясь солдатом от выстрелов, Оби-Ван сделал пару шагов вперед, а потом Силой отшвырнул того в других солдат и взлетел в воздух, одновременно призывая в руку меч.

Синие лезвие раскроило бластерную пушку на две части за секунду до того, как она была готова стрелять. Оби-Ван с облегчением вздохнул — и едва успел увернуться от выстрела в упор. Он врезал стрелку ногой в живот, и, не дожидаясь ответа, прыгнул через площадку к кораблю, взлетел по трапу:

— Боба, стартуй!

Повторять два раза не пришлось, «Раб-1» поднялся в воздух, оставляя солдат внизу ни с чем.

Оби-Ван вошел в рубку и рухнул в кресло второго пилота, пытаясь отдышаться. Драться с несколькими Феттами, что бы там ни говорили каминоанцы про их опыт, было не самым легким делом.

Боба горестно вздохнул и начал выбираться из кресла пилота.

— Похоже, ты неплохо справляешься, — сказал Оби-Ван. — Хочешь разогнать корабль для прыжка?

Расплывшись в счастливой улыбке, Боба снова взялся за управление. Как мало мальчику надо для счастья, подумал Оби-Ван. Они бы с Энакином поняли друг друга.

Он отыскал в компьютере координаты Джеонозиса. Если заказчика покушения не было на Камино, то, возможно, он найдется там. Или они окажутся в тупике и придется начинать все сначала.

Когда компьютер завершил расчет прыжка и корабль ушел в гиперпространство, отсекая возможную погоню, Оби-Ван направился в пассажирский отсек. С облегчением он стащил с себя доспех Фетта (свежие подпалины от бластерных выстрелов давали понять, что броня сослужила ему хорошую службу, но он все равно чувствовал себя в ней как в консервной банке).

Приведя доспех в порядок, обработав свои синяки и ссадины, и натянув свежую рубашку, Оби-Ван вернулся в рубку. Боба сидел с ногами в кресле пилота, любуясь на мерцающие вихри гиперпространства за передним экраном.

— Ты джедай? — задумчиво спросил он. — У тебя меч как у них.

Оби-Ван хмыкнул:

— Зависит от точки зрения. Я считаю себя джедаем, но у Ордена на этот счет другое мнение.

Боба задумался.

— Значит, не джедай, — решил он.

— Почему?

— Какая разница, кем ты себя считаешь? — Боба удивленно посмотрел на него. — Если я буду считать себя канцлером Палпатином, я не канцлер, а псих.

— Ну спасибо, — рассмеялся Оби-Ван. Боба смутился, но быстро заулыбался тоже.

— С другой стороны, — продолжил Оби-Ван, — если твои поступки основаны на том, кем ты себя считаешь, если ты действуешь так, как считаешь нужным — не все ли равно, что думают о тебе другие?

Боба открыл рот, чтобы возразить, но не стал и о чем-то задумался.



Боба давно спал, свернувшись клубком в кресле перед пультом. Переливчатые полосы гиперпространственного туннеля убаюкали его. Оби-Ван подумал перенести мальчика в кровать, но решил не тревожить и просто укрыл принесенным из каюты пледом. Боба вздохнул во сне, сунул кулак под щеку и засопел.

Оби-Ван включил голопроектор. Как только они выйдут в реальное пространство, необходимо сообщить сенатору об его открытии. Чем быстрее Республика узнает об армии, тем лучше.

— Падме, — поздоровался он. — Квин. Заказчика покушений я пока не нашел, но на Камино обнаружил кое-что крайне серьезное. Клонеры создали целую армию клонов Джанго Фетта. Судя по информации, которую я нашел в их системе, на данный момент готово около двухсот тысяч клонов, еще миллион на подходе. Миллион, можете себе представить?

Точно не знаю, кто заказал клонов, но если бы это был Сенат, то вопроса о создании армии сейчас бы не стояло. Падме, боюсь, сепаратисты всерьез решили воевать. — Он задумался. — Вероятно, Фетт может сказать, кто нанял его донором. — Оби-Ван помедлил, бросил взгляд на спящего мальчика и добавил: — Квин, если Фетт откажется говорить, передай ему привет от Бобы.

Ему не слишком нравилась идея использовать мальчика в качестве инструмента давления, но, с другой стороны, на самом деле ведь ему ничего не угрожает, а дело слишком серьезное, чтобы заботиться о чувствах Фетта.

— Армию заказали десять лет назад, — продолжил Оби-Ван. — Каминоанцы что-то помудрили с генами, и у клонов ускоренное взросление, так что они вполне взрослые и боевые. Лично проверил. Я успел скопировать кое-какую техническую информацию, может, окажется полезной.

Он отстучал команды, сжимая и кодируя сообщение и данные с датапада. Сообщение отправится автоматически после выхода из гиперпространства.

— Десять лет, — пробормотал он. — По-моему, тогда и Конфедерации еще не было, как они могли знать, что соберутся воевать?

Он потер глаза, откинулся в кресле и попытался подремать, прежде чем они подлетят к Джеонозису.


ссылка на часть 2

@темы: AU, G - PG-13, Макси (больше 15000 слов), Оби-Ван Кеноби, Текст, Энакин Скайуокер, джен, приключения, трилогия приквелов (эпизоды I-III)

Комментарии
2016-05-24 в 14:36 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
— Можно, — согласился Оби-Ван. — В следующий раз перевяжу бантиком. Позволь тебе представить Джанго Фетта, наемника, который взял заказ на убийство сенатора Наберрие. Теперь мне всё ночь будет сниться Фетт, перевязанный бантиком. Сиреневым.

   

Galaxy Far Far Away

главная