02:28 

Не воссияет иное солнце /No Other Sun

Angorochka
To old to die young
Не воссияет иное солнце /No Other Sun
Читать на фикбуке тут

Фандом: Звездные Войны
Автор оригинала: Binky
Оригинал: тут
Пэйринг: Квай-Гон/Оби-Ван
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Мистика, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 21 страница
Статус: ЗАВЕРШЁН

Описание:
Молодому Квай-Гону является призрак. Кто он и откуда взялся? Квай сошёл с ума, или Сила пытается ему что-то сказать?

Публикация на других ресурсах:
Тащите, куда хотите. Если пришлёте ссылку, куда утащили, будет +100500 к карме.

Примечания переводчика:

Тотальное АУ. Неканон. Если что, я предупредила.


В моём раю не воссияет иное солнце.
Не озарит меня звезда иная.
Бесценная жизнь твоя блаженство мне даровала.
И вся моя жизнь – это блаженство в могиле с тобой.
"Воспоминание", Эмили Бронте



– Ну, что думаешь? – прошептал Мейс, наклонившись поближе.
– Вон тот, с ясными глазами, – Квай-Гон кивнул в сторону мальчика, за которым наблюдал всё утро. – Боюсь, я забыл, как его зовут.
Мейс пробежался глазами по битком набитому залу.
– Жаль, я не вижу учителя Нарсета. Он наверняка знает всех по именам.
Квай-Гон не сводил глаз с мальчика, который сейчас вёл очень грациозный поединок с противницей. Сила текла сквозь него.
– Кажется, его зовут Зани-как-то-там.
– Прошло всего три цикла с тех пор, как Шерису посвятили в рыцари. Тебе точно не нужен перерыв подольше? – фыркнул Мейс.
– Мне нравится учить падаванов, Мейс, – Квай-Гон снисходительно улыбнулся другу. – Тебе тоже не мешало бы попробовать.
– Не строй из себя Йоду, – тихо посоветовал Мейс, и Квай-Гон с трудом подавил смех, поворачиваясь к кандидатам.
Зани-как-его-там ловко одолел противницу, высокую сулустанку, и поприветствовал её быстрой, почти неуловимой ухмылкой, от которой губы Квай-Гона тоже невольно дёрнулись. Мальчик прекрасно владел световым мечом, сила текла сквозь него мощным потоком, и Квай-Гон практически принял решение.
Он уже шагнул к краю ристалища, намереваясь тихо поздравить мальчика, когда его отвлекла пульсация Силы. Квай-Гон остановился и обернулся через левое плечо. На другой стороне зала он увидел молодого рыцаря, который пристально смотрел на него.
Квай-Гон поднял глаза в ответ и застыл на месте, прикованный удивительным сине-зелёным взглядом. Рыцарь был довольно молод, едва за двадцать, однако в нём было нечто такое, от чего он казался гораздо старше. Под капюшоном виднелись медно-золотистые волосы и короткая, аккуратно подстриженная бородка более тёмного оттенка, скрывающая сильный, упрямый подбородок.
Квай-Гон ощутил интерес, очень близкий к возбуждению, и открылся навстречу Силе, почти бессознательно ища ауру этого рыцаря. Ощущения заставили его резко вдохнуть сквозь стиснутые зубы – незнакомец был окружён невыразимой печалью и болью потери.
– Квай-Гон? Ты меня слышишь?
Тот оторвал взгляд от рыцаря и, прищурившись, поглядел на Мейса, по-прежнему ощущая отголоски боли неизвестного юноши.
– Я… Одну секунду, Мейс, – он повернулся к рыцарю, но тот уже затерялся в толпе. Квай-Гон едва слышно выругался, затем стал проталкиваться к рингу.


Прошло почти три недели, и Квай-Гон стал забывать о печальном и таинственном молодом рыцаре. Он упустил возможность взять в падаваны Зани-как-его-там, который оказался Ксана-как-его-там. Когда Квай-Гон пробрался к рингу, с мальчиком уже беседовал другой учитель, и Квай решил, что у него нет права вмешиваться.
Однако Сила не вела его к другому падавану.
– Может, тебе ещё не время его брать, – предположил Мейс за обедом.
Квай-Гон оторвал кусок хлеба и угрюмо уставился на него перед тем, как отправить в рот.
– Возможно, – сказал он, глядя на хлеб. – Но мне явно не хватает ученика.
– Продолжай медитировать, и ответ сам придёт.
– Не строй из себя Йоду, – пошутил Квай-Гон и наконец улыбнулся другу.
Мейс запустил в него ягодкой, которую Квай-Гон не стал отбивать, ощущая странную и знакомую рябь Силы. Ягода отскочила от виска и упала на колени, а Квай-Гон даже не заметил её, осматривая обеденный зал.
Волоски на шее встали дыбом, и Квай-Гон вновь увидел молодого рыцаря, стоящего неподвижно в главном проходе среди потока других джедаев. И вновь Квай-Гона охватило прежнее чувство невообразимой потери. Глядя в морские глаза, он на пару секунд забыл, как дышать.
– Квай-Гон?
– Кто это? – спросил Мейса Квай-Гон, не отводя глаз от рыцаря.
– О ком ты?
– Вон тот рыцарь, у стола старших падаванов, – Квай-Гону казалось, будто он тонет в непостижимом взгляде.
– Кто, Эйлгрен?
– Нет, не Эйлгрен. Тот, с бородкой.
– Уитма?
Квай-Гон раздражённо взглянул на Мейса, желая убедиться, что тот смотрит в правильном направлении.
– Видишь, тот, в капюшоне. Он… – Квай-Гон повернулся к столу старших падаванов, но рыцарь снова исчез.
– Проклятье, – пробормотал он, вставая. Квай-Гон вытянул шею, осматривая столовую, однако в обед она была битком набита, и он знал, что поиски обречены на провал. Квай-Гон сел и с тяжёлым вздохом уставился на Мейса.
– Ты удивительно ненаблюдателен для джедая.
– Ну уж извини ситха тупого, – насмешливо ответил Мейс. – Однако что тут такого важного?
Квай-Гон медленно покачал головой.
– Точно не знаю. Я уже видел его, в тот день, когда мы смотрели на будущих падаванов. В нём есть нечто… призрачное.
– И как он выглядит?
– Он очень молод, – Квай-Гон ковырнул еду в тарелке. – Наверное, недавно стал рыцарем.
– Если это для тебя так важно, поищи его в общей базе данных. Узнай, кого недавно посвятили в рыцари.
Квай-Гону вдруг стало неловко – так глупо зациклиться на человеке, которого дважды видел в толпе.
– Не так уж это и важно, – улыбнулся он Мейсу. – Наверное, я прочёл в его ауре больше, чем на самом деле было.
Однако Квай-Гону стало любопытно.


Прошло ещё примерно два стандартных месяца, и Квай-Гон оказался в пещере на планете Ланота. Там он вместе с местными жителями укрывался от метели и нападения так называемых «боевых демонов». Разумеется, демонами они не были, а представляли собой слабо развитую и нецивилизованную местную расу. Однако более культурные гуманоиды были слишком напуганы, чтобы видеть разницу.
Квай-Гон запахнул плащ поплотнее, жалея, что у него нет падавана. Нет, у него не было желания взваливать подобные тяготы на какого-нибудь ребёнка, просто вдвоём всегда теплее.
Вздохнув, он посмотрел на сельчан, собравшихся в тускло освещённой пещере. Джедай прилетел научить их, как защищать урожай во время суровых морозов, чтобы потом они могли передать эти знания соседям. Зимний голод был вечной проблемой на Ланоте, и старейшины нескольких крупных деревень наконец объединились, чтобы заставить правительство обратиться за помощью к джедаям.
Квай-Гон уже думал, что успешно завершил эту миссию, когда напали «демоны». Но вместо того, чтобы сразиться с ними, старейшины приказали всем укрыться в пещерах. Так называемые демоны грабили амбары с драгоценным урожаем, а местные жители сидели, сбившись в жалкую кучку, гадая, как переживут зиму. Квай-Гона их поведение не по-джедайски раздражало – он понял, что голод был во многом обусловлен их собственным нежеланием сражаться с врагами.
Он связался с Советом и сообщил о новых обстоятельствах. Ему приказали не вмешиваться и не призывать сельчан защищаться. Они сами должны были принять это решение, или погибнуть.
Высказав Совету своё мнение, Квай-Гон решил всё же поступить по-своему. Однако в данный момент он уже ничего не мог изменить, поэтому ему оставалось только ждать вместе со всеми сельчанами, пока «демоны» разграбят амбары и наконец уйдут.
Его внимание привлекло какое-то движение у входа в пещеру. Он неожиданности Квай-Гон весь вытянулся – он узнал коричневый джедайский плащ, который было просто невозможно спутать ни с чем другим. Неужели Совет передумал и прислал подкрепление? Так быстро? Квай-Гон поднялся и направился к фигуре у входа.
На полпути он ощутил уже знакомую рябь в Силе и остановился как вкопанный.
Таинственный рыцарь откинул капюшон и молча посмотрел прямо на Квай-Гона.
И с этим взглядом всё естество Квай-Гона пронзил глубокий, леденящий душу холод, который никак не был связан с погодой. Сейчас рыцарь был уже немолод. Его борода стала белой, как снег, тонкие седые волосы чуть завивались на затылке. Но глаза были прежними. Сине- зелёными, мудрыми и печальными.
Усилием воли Квай-Гон заставил ноги двигаться – шаг, два шага, три шага. Он не спускал глаз с морщинистого, обветренного лица незнакомца. От того по-прежнему исходила боль потери, но теперь она казалась приглушённой.
– Кто ты? – прошептал Квай-Гон. Он сомневался, что рыцарь расслышит его голос в рёве ветра, но просто не мог говорить громче.
– Мастер-джедай? – послышался за спиной робкий голос, и ладонь Квай-Гона легла на рукоять светового меча.
Сухонький старейшина невольно отпрянул, втягивая голову в плечи.
– Простите, что помешал. Здесь всё в порядке?
Квай-Гон вновь обернулся, но у входа в пещеру уже не было ничего, кроме снега и льда. Он посмотрел вниз и не увидел никаких следов.
– Да, – удалось ему выдавить. – Всё в порядке.


– Что исходит от этого человека?
Квай-Гон посмотрел на чай в своей чашке.
– Печаль. Боль. Потеря. Сожаление, – он отставил чашку и взглянул на бывшего учителя. – Я медитировал, сколько мог. Но так и не понял, что Сила пытается мне сказать?
Йода прикрыл глаза и вздохнул. Квай-Гон ощутил знакомую, успокаивающую ауру своего учителя – как и всегда, когда он обращался к нему за советом. Через пару минут Йода хмыкнул и откинулся в кресле, открыв глаза.
– Туманно всё. Не у меня тебе следует ответы искать.
Квай-Гон протёр глаза и попытался выбросить из головы разочарованные мысли.
– У призрака я пока не нашёл ответов, учитель.
Йода отхлебнул чай и загадочно улыбнулся.
– Возможно, призрак этот от других отличается.



Квай-Гон поморгал, глядя на монитор, и сдержал зевоту. Он уже много часов рылся в базе данных Храма, ища любые зацепки, которые помогли бы разгадать тайну загадочного рыцаря. Он мог бы легко получить доступ к записям из своей комнаты, но предпочёл засесть в библиотеке, в глубине души надеясь, что незнакомец вновь навестит его.
Листая бесконечную череду служебных отчётов, Квай-Гон хотел снова увидеть рыцаря, убедиться, что тот настоящий, а не плод его собственного воображения. Фантазия Квай-Гона хоть и была бурной, но никогда не преподносила ему галлюцинации реальных людей.
Тут его внимание привлекла вспышка красного золота на экране, и Квай-Гон всмотрелся пристальней. Нет. Волосы нужного цвета, но глаза зелёные, а не цвета переменчивого шторма, как у его рыцаря.
Сердце Квай-Гона вдруг сжалось и пропустило удар. Он поднял голову и увидел сидящего напротив незнакомца. Тот снова был молод, даже моложе, чем в первый раз. Капюшон он откинул, и стрижка оказалась такой же, как у всех гуманоидных падаванов. Тонкая косичка спускалась через правое плечо и ложилась на грудь, исчезая в складках туники. Она была достаточно длинной, значит, срок ученичества незнакомца близился к концу.
Прекрасные глаза покраснели от слёз, а боль, которую они излучали, пронзила Квай-Гона словно лезвием светового меча. Юноша дрожал от этой боли. Он казался ошеломлённым и опустошённым.
– Пожалуйста, – выдохнул Квай-Гон, не смея пошевелиться. – Скажи мне, кто ты. Позволь помочь тебе.
По щекам незнакомца потекли слёзы. Он потянулся рукой к Квай-Гону.
Ощущая внезапную резь в глазах, Квай-Гон кончиками пальцев потянулся навстречу.
– Учитель, – простонал незнакомец, и у Квай-Гона словно оборвалось сердце. – Ох, учитель…
– Квай-Гон! Что ты здесь делаешь так поздно?
Квай-Гон даже вскрикнул от неожиданности. Он вскочил из-за стола и столкнулся нос к носу с удивлённым рыцарем, одним из его ровесников – они не виделись уже много лет. Квай-Гону уже даже не нужно было оборачиваться – он и так знал, что его призрак исчез.
– Кралмер, – приветствовал он старого знакомого, но голос предательски дрогнул.
– Ты в порядке? – нахмурился Кралмер, касаясь руки Квай-Гона.
– Да, я… – Джинн попытался улыбнуться, но улыбка больше смахивала на гримасу. – Наверное, я просидел здесь так долго, что мне уже мерещится всякое.
Кралмер с сомнением хмыкнул. Квай-Гон поспешил извиниться и уйти, стремясь поскорее спрятаться в безопасном уединении своей комнаты.


– И что сказал магистр Йода? – спросил Мейс, забрасывая ноги в тяжёлых сапогах на низенький столик в общем зале. Но мысли Квай-Гона были заняты совсем другим, и он даже не заметил этого.
– Как всегда, изрёк нечто загадочное. Если честно, мне кажется, он тоже не знает, что это за призрак.
– Лично я уж точно о таком явлении не слышал, – Мейс покрутил в руках стакан синдаранского бренди, затем сделал глоток. – Говоришь, ты ощущаешь негативные эмоции. Может, это приступ какой-то?
Размышляя над ответом, Квай-Гон прикусил губу.
– Нет, вряд ли. Эмоции негативные, но не тёмные, вроде гнева, отчаяния или страха. Он просто… Так печален.
– Вообще не помешало бы тебе показать его кому-нибудь. Так можно было бы понять, реальное это явление или только плод твоего воображения.
– Я пытался, – Квай-Гон метнул в Мейса острый взгляд. Тот его проигнорировал.
– Полагаю, ты уже был у целителей?
– Да, – вздохнул Квай-Гон. – С моим мозгом всё в порядке, там всего лишь обычная каша.
Мейс допил бренди и поставил пустой стакан на стол.
– Знаешь, ты не первый, кто видел в Храме призрака Силы, если это вообще он. Я находил записи наблюдений, с тех самых пор, как был построен Храм.
– Нет, вряд ли это призрак Силы, – Квай-Гон провёл рукой по волосам. – Этот человек не кажется мне мёртвым. Просто… заблудшим.
– Думаешь, это какая-то темпоральная аномалия?
Квай-Гон покачал головой, глядя сквозь прозрачную дверь балкона на багровый закат Корусканта.
– Я не знаю, что и думать. Мне лишь известно, что этот человек смотрит на меня, словно тонет, а я не знаю, как его спасти.
– Квай, это тебе не бездомную кошку подобрать, – Мейс поднялся, положив руку на плечо друга. – Возможно, тебе не удастся его спасти.
– Знаю, – негромко отозвался Квай-Гон, хоть ему и больно было это признавать.


Мейс ушёл, а Квай-Гон остался сидеть на месте, погрузившись в размышления. Он не мог толком объяснить ни Мейсу, ни магистру Йоде, какую связь ощущал с этим призраком, и с той болью, что от него исходила – эта боль казалась почти материальной, ещё немного, и её можно было бы пощупать руками. При каждой встрече ему хотелось лишь обнять незнакомца, погладить по спине и сказать, что всё будет хорошо.
Но как он мог утешать, если даже не знал, что стряслось?
Квай-Гон поднялся, потёр лицо руками и запустил пальцы в волосы. Он даже не знал, что представлял собой его призрак, не говоря уж о том, чтобы решать его проблемы. В следующий раз он обязательно…
Волоски на руках встали дыбом. Квай-Гон медленно, очень медленно повернулся к балкону.
Одинокая фигура в коричневом плаще стояла у перил, глядя на закат.
Квай-Гон постарался справиться со страхом, беззвучно повторяя любимую литанию Йоды, и молча двинулся к балкону.
Когда дверь открылась, незнакомец поднял голову, но не обернулся. Квай-Гон шагнул на балкон и осторожно приблизился к нему.
Тот поднял руки, чтобы откинуть капюшон, и повернулся к Квай-Гону.
Боль не казалась такой острой, как при прошлой встрече, однако она по-прежнему таилась где-то в глубине. Незнакомец снова был бородатым, и выглядел сейчас ровесником Квай-Гона - под тридцать. Бездонные глаза невозмутимо изучали его, позволяя подойти ближе, чем удавалось раньше.
Сердце Квай-Гона едва не вырывалось из груди. Свет заходящего солнца коснулся мягких волос незнакомца, заставляя их вспыхнуть всеми оттенками красного золота.
– Ты настоящий? – спросил Квай-Гон охрипшим, дрожащим голосом.
Губы рыцаря чуть дрогнули, и Квай-Гон ощутил, что боль слегка разжала хватку. Незнакомец молча взял Квай-Гона за руку. Кожу слегка покалывало, но прикосновение было приятным.
Рыцарь прижал ладонь Квай-Гона к груди. Под тёплой, упругой плотью тот уловил сильный и чёткий ритм сердца.
Квай-Гон наконец смог выдохнуть. Он не смел дышать так долго, что даже голова закружилась.
– Кто ты? – спросил он, и в этот раз голос прозвучал немного громче.
Не отпуская руку Квай-Гона, рыцарь шагнул к нему. Незнакомцу пришлось запрокинуть голову, чтобы не отрывать взгляд от глаз Квай-Гона.
– Я твой.
«Мой», – подумал Квай-Гон, и кровь зашумела в ушах. Рыцарь был близко, так близко, его взгляд впился в глаза Квай-Гона, запах наполнил воздух. Незнакомец пах чаем и ветром пустыни, глубинами космоса и Корускантом, любовью и пеплом.
Квай-Гон с удивлением понял, что безумно хочет поцеловать этого человека. С трудом собрав рассыпающиеся мысли, он откашлялся.
– Как зовут тебя?
Рыцарь протянул руку, коснулся пальцами губ Квай-Гона, и тому пришлось сдержать стон чистого желания.
– Зови меня Бен.
– Бен, – прошептал Квай-Гон. Ему ещё хватало проницательности, чтобы распознать уклончивый ответ, но он решил пока не допытываться. – Чем я могу помочь тебе, Бен? Ты ведь пришёл ко мне за помощью?
Удивительные глаза Бена потемнели, и его боль вновь хлестнула Квай-Гона.
– Никто другой не сможет помочь мне, – стараясь совладать с собой, он отпустил руку Квай-Гона и отступил. – Может, зайдём внутрь?


Разрывать физический контакт было почти больно, и Квай-Гон едва не застонал, когда ему пришлось отойти и открыть балконную дверь.
Бен прошёл по комнатам, словно жил здесь. Он покосился на дверь спальни, которую относительно недавно освободила Шериса.
– Где твой падаван? – спросил он.
– У меня нет падавана, – ещё потрясённый почти-поцелуем, Квай-Гон старался ровно стоять на ногах, и не заметил острый взгляд Бена.
– Почему?
Квай-Гон вцепился рукой в спинку дивана, благодаря Силу за его устойчивость.
– Моего прошлого падавана посвятили в рыцари несколько циклов назад, а нового я ещё не взял, – пояснил он.
– Сколько циклов прошло?
От резкого вопроса Квай-Гон слегка опешил.
– Чуть больше четырёх, – он нахмурился, стараясь вернуть самообладание. – Почему это так важно?
– Четыре цикла, – пробормотал Бен, шагая в центр. Квай-Гон воспользовался возможностью, чтобы внимательней его рассмотреть. Пропорциональное, очень гибкое телосложение, изящные руки, суровая морщинка между бровей, придающая ему устрашающий вид. – И за это время ты не смотрел на других кандидатов? Никто не показался тебе хорошим падаваном?
– На самом деле был один, но другой мастер опередил меня, – Квай-Гон скрестил руки на груди. Самоконтроль постепенно возвращался к нему. – Какое отношение это имеет к тебе?
Бен приблизился, глядя в глаза с настороженной надеждой.
– Как его звали?
– Кого? Мастера?
– Нет, падавана, – руки Бена свело судорогой в складках плаща, и Квай-Гон задумался, почему ответ так для него важен.
– Кажется, Ксана-как-то-там.
– Ксанатос?
– Да, вроде бы так, – Квай-Гон выпрямился в тревоге. На глаза Бена навернулись слёзы. – Но в чём дело?
– Может, это оно и есть, – отозвался Бен, поспешно вытирая глаза. – Возможно, этого хватит.
– Хватит для чего? – отчаяние Квай-Гона вернулось в полной мере. –Прошу, умоляю, скажи мне, что происходит?
Бен подошёл совсем близко к Квай-Гону, который по-прежнему опирался на спинку дивана, и прикоснулся к его щеке.
– Я пытаюсь спасти кое-кого.
– Кого? – прошептал Квай-Гон, и его руки словно сами обняли Бена.
– Себя, - выдохнул Бен в губы Квай-Гона.
В какую-то долю секунды Квай-Гон ещё успел подумать, какого криффа он творит, но его голова уже склонилась, и он впился в губы Бена, погружаясь в мягкий, влажный жар. Тёплые, сильные руки обняли его за шею, притягивая ближе, углубляя поцелуй. Где-то на грани сознания Квай-Гона поразило, как плотно тело Бена льнёт к нему, словно тот был создан, чтобы прикасаться сразу там, и там, и…
Пронзительный звук коммуникатора заставил их оторваться друг от друга, и Бен выскользнул из объятий. Квай-Гон покосился на треклятое устройство, потом повернулся к Бену.
Но тот исчез.


Мейс моргнул, глядя на старого друга.
- ЧТО ты сделал?
Квай-Гон вздохнул, опускаясь на мягкий диван в комнате Мейса.
- Я поцеловал его. Или может, это он меня поцеловал. На конечный результат это не влияет.
- Ты поцеловал призрака, - Мейс говорил тихо, не совсем ещё веря в данный факт.
Квай-Гон вспомнил спокойное сердцебиение и ровное тепло тела Бена.
- Он не призрак.
- Ты этого не знаешь, - Мейс заговорил громче, и Квай-Гон засомневался, не совершил ли ошибку, придя сюда. - Он является только тебе, исчезает и вновь воплощается в реальное существо, или как ты там его называешь. Он может представлять опасность для Храма или даже самой ткани времени. Но ты не придумал ничего лучше, кроме как поцеловать его?!
Мейс уже практически орал, и Квай-Гон не сдержал улыбку.
- Однажды из тебя выйдет великий член Совета.
- Речь не обо мне! – прокричал Мейс. – Это тебе наплевать на безопасность всех джедаев в храме!
Квай-Гон приподнял бровь.
- Вряд ли мой поцелуй так уж смертелен, Мейс. Но даже если так, ты зациклился на самом факте, хотя должен был задуматься над его словами, - Квай прищурился. – Ты что, ревнуешь?
Лицо его друга окаменело.
- Я не стану удостаивать эту фразу ответом.
«Да, в самом деле», - подумал Квай-Гон, - «Отличный член Совета выйдет».
- Но я скажу тебе другое. Что бы оно собой ни представляло…
- Бен – не «оно», - тихо вставил Квай-Гон.
- Хорошо. Что бы ни представлял собой этот феномен, будь с ним осторожней, пока мы не узнаем больше. Если он снова появится, немедленно вызови кого-нибудь.
- Не выйдет, Мейс. Когда приближаются посторонние, он исчезает. Кроме того, а если я буду на другой планете? Он находит меня, где бы я ни был.
Мейс раздражённо покачал головой.
- Тогда хотя бы перестань прикасаться к нему и начни задавать наводящие вопросы.
Квай-Гон встал.
- Отлично, вот сейчас и начну, - фыркнул он.
Мейс мгновенно вскочил, крутя головой с риском свернуть себе шею.
- Что? Он сейчас здесь?
Квай-Гон расхохотался, запрокинув голову.
- Нет, но мне бы этого хотелось, хотя бы для того, чтобы увидеть выражение твоего лица.
Он подобрал свой плащ и двинулся к двери.
- Наверное, мне стоит поговорить с новым падаваном мастера Акилы.


Новому падавану мастера Акилы выпала незавидная удача дежурить утром в яслях, но он вполне смог уделить несколько минут, чтобы поговорить с Квай-Гоном.
- Нет, - сказал он, медленно качая головой. - Никогда не видел никого похожего. Говорите, он был в зале в тот день, когда наставница взяла меня в падаваны?
Квай-Гон разочарованно вздохнул.
- Да, разумеется, ты был очень занят, - он улыбнулся мальчику. - Как вы с мастером Акилой, поладили?
И без того яркие глаза Ксанатоса загорелись ещё сильнее.
- Ой, она замечательная, мастер Джинн. Она уже многому научила меня, а через два дня мы отправляемся на первое совместное задание, - он ловко поймал уползающую малышку-непоседу и отправил обратно.
Квай-Гон рассмеялся, подавив лёгкий укол зависти, вызванный явной радостью мальчика. Он бы с удовольствием обучал того, кто так жаждет учиться.
- Если с переговорами у тебя получится так же хорошо, как с детьми, тебя ждёт светлое будущее, - проговорил он.
- Спасибо, мастер Джинн, - склонил голову покрасневший Ксанатос.
- Что ж, у тебя прорва работы, не стану больше задерживать. Спасибо, что уделил мне время, - Квай-Гон повернулся и направился к выходу. Он задумался, к кому бы ещё обратиться, кто мог бы подсказать ему ответ.



Однако у самого выхода из игрового зала внимание Квай-Гона привлекла колоритная троица. Один из них, мальчик-гуманоид лет четырёх, всё тормошил второго, который старательно не замечал его беду. Третий ребёнок, крошечная каламарка, перевязывала кукле ногу.
Заинтересовавшись, Квай-Гон подошёл ближе. Девочка тихо и спокойно утешала куклу, и джедай подумал, что однажды из неё получится отличный целитель. Мальчик в середине, которого тормошили, держал мягкую игрушку вуки, поглаживал искусственный мех и рассказывал какую-то сказку – что-то о драйгонах и космических пиратах.
Третий мальчик непрерывно бубнил ему на ухо: «Я хочу посмотреть, дай посмотреть, дай сюда, я хочу увидеть, дай мне, дай мне, ну дай сюда, дай посмотреть».
Предчувствуя драму, Квай-Гон скрестил руки на груди и решил подождать. Спустя пару минут мальчик в центре потрепал куклу вуки по голове, а потом спокойно стукнул приставучего приятеля.
Прижав ладонь ко рту, чтобы заглушить смех, Квай-Гон опустился на колени рядом с троицей, пока не начался плач и драка. Мальчишка с белыми волосами казался скорее удивлённым, чем страдающим от боли, но по надутой нижней губе Квай-Гон понял, что дело серьёзно. Девочка-каламарка смеялась в ладошку, а второй мальчик снова погладил куклу вуки, проверяя, всё ли с ней в порядке.
Бережно взяв на руки мальчика с белыми волосами, Квай-Гон отнёс его в другой угол игрового зала и усадил перед кучей игрушек.
- Как тебя зовут, малыш? – спросил он.
Мальчик посмотрел на него широко раскрытыми глазами.
- Бвук. И я не малыфф.
- Тут ты прав, - улыбнувшись, Квай-Гон взял из горы игрушек детскую головоломку, предназначенную для развития критического мышления. - Покажешь мне, как это сложить?
- Конеффно! - мальчик плюхнулся на пол и устроил головоломку на коленях. Его пухлые ручонки принялись устанавливать детальки как положено.
Когда мальчик увлёкся, Квай-Гон вернулся к оставшейся парочке. Голова мальчика с волосами цвета полированного золота низко склонилась над полом, куда девочка-каламарка положила куклу вуки. Похоже, больному требовалась операция.
Квай-Гон присел рядом с ними на корточки.
- Ну, как наш пациент?
Каламарка посмотрела на него огромными, серьёзными глазами.
- Ему нужна бакта, но он поправится, - ответила она.
- Рад это слышать, - Квай-Гон положил ладонь на плечо мальчика. – Ты как, держишься?
Мальчик поднял голову, и у Квай-Гона перехватило дыхание - он вновь заглянул в глаза своего призрака.
Задрожав, он осел на пол. Как это возможно? Другие дети явно видели его призрака!
Глаза девочки-каламарки распахнулись ещё шире, если такое вообще возможно.
- Мастер, с вами всё хорошо?
- Я… - Квай-Гон осёкся и откашлялся, понимая, что пугает девочку. - Да, малышка, со мной всё в порядке.
Мальчик, крошечный призрак Квай-Гона, протянул руку и погладил его по волосам, как прежде гладил шерсть куклы вуки.
- Правда? Вы ужасно посветлели.
Посветлел? Квай-Гон моргнул. Ему понадобилась секунда, чтобы понять – мальчик хотел сказать «побледнел».
- Я... Да, правда. Со мной всё будет в порядке.
Мальчик серьёзно посмотрел на него, потом поднял куклу вуки и вложил в ладонь Квай-Гона.
- Вот, подержите немного. Вам станет легче.
Квай-Гон посмотрел на спутанную шерсть куклы, и на глаза навернулись непрошеные слёзы.
- Спасибо, - тепло поблагодарил он.
- Не за что, - мальчишка встал и заглянул Квай-Гону в глаза, потом коснулся ладошками лица, погладив короткую бородку. – А у вас тоже мягкая шерсть. Как вас зовут?
- Квай-Гон, - он потрепал мальчика по волосам, рассыпавшимся золотом с искрами меди, до которой должны были потемнеть. Его «шерсть» тоже была мягкой. – А тебя как зовут?
- Оби-Ван.
- Оби-Ван, - выдохнул Квай-Гон. В голове что-то щёлкнуло.
- Я Бент, - представилась девочка-каламарка, поднимая куклу с перевязанной ногой. – А это Тила.
Квай-Гон склонил голову.
- Очень рад познакомиться с вами всеми.
Оби-Ван забрался на колени к Квай-Гону и прижался к его груди, словно его место было именно там. «Возможно, так и есть», - подумал Квай-Гон, по-прежнему с трудом справляясь с дрожью.
- Расскажите нам сказку, - попросил мальчонка, принимая обратно куклу вуки.
Покопавшись в памяти, Квай-Гон припомнил вроде бы подходящую историю – о поисках магического амулета, с изрядным количеством драйгонов и пиратов. Но рассказывая сказку, он потянулся к мальчику тонкими прядями Силы, чтобы прочесть его ауру, и был ошеломлён увиденным.
Этот Оби-Ван не был призраком. У Квай-Гона на коленях сидел настоящий, живой ребёнок. И светился он в Силе ярче всех, кого тот в жизни видел. В ауре мальчика не было даже намёка на тьму, печаль или горе – разве что приглушённая тоска по матери.
Оби-Ван повернул голову и с упрёком посмотрел на Квай-Гона.
- Вы на самом интересном остановились!
Извинившись за столь ужасающее нарушение этикета, Квай-Гон продолжил рассказ, мысленно перебирая возможные ответы на свои вопросы. Если перед ним настоящий Бен/Оби-Ван, то что это значит? Должен ли он взять мальчика в падаваны? Но для этого ребёнок был слишком мал. И что случилось с этим светлым, сияющим мальчиком? Что превратило его в убитого горем духа, который искал Квай-Гона? Как он мог это предотвратить?
Квай-Гон смотрел на золотистую головёнку, припоминая старика в пещере на Ланоте. Что бы с ними ни случилось, он явно вошёл в жизнь Оби-Вана, которая обещала быть долгой, если не радостной. Его сердце разрывалось при мысли, что это сияние потускнеет.
- Мастер Джинн? Здесь всё в порядке?
Квай-Гон поднял глаза и встретился взглядом с улыбчивой Диомой, которая заведовала яслями.
- Он рассказал нам сказку, мастер Диома! – похвастался Оби-Ван, излучая радость. – Там были драйгоны, пираты и вол… волш… волшебный камень!
- Это замечательно, Оби-Ван, - подмигнула Диома. – Но наступает тихий час, и вам с Бент пора отпустить мастера Джинна.
Бент послушно встала, а Оби-Ван театрально вздохнул. Он чмокнул Квай-Гона в щеку и нехотя слез с его колен.
- Спасибо за сказку, мастер Квай-Бон. Вы ведь придёте к нам ещё раз? – спросил он.
Квай-Гон улыбнулся. Кожу покалывало в том месте, где мальчик коснулся его.
- Я очень постараюсь, Оби-Ван, - пообещал он.
Ослепительная улыбка осветила личико малыша.
- А вы принесёте мне волшебный камень? – прошептал Оби-Ван, склоняясь к уху Квай-Гона.
- Если смогу найти, - таким же заговорщицким шёпотом ответил Квай-Гон.
Он поднялся, наблюдая, как мастер Диома уводит стайку малышей. «Да, пора хлебнуть чайку с магистром Йодой», - подумал Квай-Гон.



- Слишком юн мальчишка этот, - произнёс Йода. – В падаваны ты не можешь взять его.
Квай-Гон прислонился спиной к стволу дерева сиппиас в саду для медитаций, где и нашёл бывшего учителя.
- Я и не предлагаю, - ответил он. - Просто подумал, мне стоит проводить с ним время, когда получается.
- Хоть и ярок в нём Свет, любимчиком мальчик не должен быть, - Йода ткнул Квай-Гона в плечо своей палкой. - Подумай, что ощутил бы ты, приди к тебе мастер в ясли. Казался бы ты себе сверстников выше, хмм?
Квай-Гон уронил челюсть.
- Когда я был в яслях, вы каждый день туда приходили!
- Ко всем детям я приходил, не только к тебе.
- Даже когда меня перевели в старшую группу юнлингов, вы каждый день ко мне приходили. Удивительное совпадение, учитель.
Глаза Йоды сузились, он крякнул.
- Слишком умён ты на свою голову. Всегда был таким.
Но сомнительный комплимент не остановил Квай-Гона.
- Учитель, если я могу как-то изменить исход жизни этого мальчика, то должен это сделать. Я просто... Мне невыносима мысль, что он будет страдать так сильно и так долго.
Йода вздохнул.
- Сердоболен ты, бывший мой падаван. Причину страданий его узнать тебе удалось ли?
- Нет, - признал Квай-Гон. – Но…
В этот раз палка стукнула по земле.
- Тогда спешить не следует тебе! Больше вреда, чем пользы ты причинить можешь.
Плечи Квай-Гона опустились. Он понял, что старик прав. Пока он не узнает, в чём беда, все попытки её предотвратить могут только ухудшить ситуацию.
- Знаю, как больно видеть тебе чужие страдания, мой падаван, - короткой ручкой Йода коснулся склонённой головы Квай-Гона. – Присмотрим мы за малышом Кеноби. Не случится с ним никакой беды.
- Да, учитель, - ответил Квай-Гон, а про себя подумал: «А за призраком присмотрю Я».


Поскольку «Бен» разговаривал с Квай-Гоном только в его комнате, тот почти не покидал её, выходя только в крайних случаях, исполнять обязанности по Храму, и изредка перекусить.
Спустя десять дней он решил, что ошибся и стал подолгу засиживаться в залах Храма или своих любимых местах на Корусанте.
Но это тоже не помогло.
Прошёл почти полный цикл, а призрак всё не появлялся. Наконец Квай-Гон перестал сомневаться в себе и решил вернуться к обычным делам.
Он принял задание Совета и готовился к отлёту. Хотя Квай-Гон старался держаться подальше от яслей, но ему предстояло надолго покинуть планету, да и повидать Оби-Вана перед отъездом очень хотелось.
«Короткий визит не повредит», - уговаривал он себя в лифте, - «Рассказать ещё одну сказку, потрепать по голове – что же в этом плохого?»
Сперва он зашёл в кабинет администратора – детские голоса из игрового зала доносились даже сюда. Квай-Гон спросил разрешения у одной из помощниц мастера Диомы. Когда он заявил о цели своего визита, девушка-маластарка даже привстала от удивления.
- Оби-Ван сегодня очень популярен.
- Как это, «популярен»? – нахмурился Квай-Гон.
- У него уже было двое посетителей – магистр Йода и рыцарь Мелидаан, - пояснила девушка.
«Они и впрямь присматривают за малышом Кеноби», - мрачно подумал Квай-Гон, направляясь в игровой зал. Но на полпути он остановился и вернулся к столу.
- Они пришли вместе?
- Что? А, нет. Мастер Йода приходил сразу после завтрака, а рыцарь Мелидаан – совсем недавно.
«Мелидаан». Имя казалось смутно знакомым, но лицо почему-то не всплывало в памяти Квай-Гона.
- Боюсь, я не знаю рыцаря с таким именем. Он уже бывал здесь? Или это «она»?
- Он. И нет, я его раньше не видела.
Где-то на задворках разума зародилась смутная тревога. Кто ещё мог интересоваться Оби-Ваном, кроме Йоды?
- Как он выглядел? – спросил у девушки Квай-Гон.
- Он гуманоид. С волосами, как вы, - она указала на лицо Квай-Гона.
М-да, очень полезное описание. Для маластарки с гладкой кожей и тремя глазами на стебельках «волосы» могли означать как бороду, так и густые брови. Однако Квай-Гон вежливо поблагодарил девушку и вышел из администраторской.


Поискав пару минут, он нашёл Оби-Вана в уголке на низкой скамеечке. Тот с трудом читал вслух своей кукле вуки. Квай-Гон с удовольствием отметил, что детям дают читать настоящие книги, а не громоздкие датапады, которые он не переваривал.
Он тихонько стоял в сторонке, наблюдая, как мальчик старательно выговаривает сложные слова, время от времени проверяя, слушает ли его кукла. В груди Квай-Гона разлилось тепло, и он понял, что обманывал себя.
«Криффа с два это просто тепло», - подумал он, - «Ты любишь этого малыша. Имей смелость признать это».
Оби-Ван перевернул страницу и вдруг обернулся. Его кристально-чистые глаза округлились от восторга.
- Квай-Бон! – он бросил книгу на стол, спрыгнул со скамеечки и помчался в распростёртые объятия Квай-Гона.
Тот крепко обнял мальчика, открываясь в Силе, купаясь в чистом сиянии Оби-Вана.
- Привет, малыш.
Мальчик чмокнул Квай-Гона, просто лучась счастьем.
- Ты принёс мне волшебный камень?
Ох, проклятье!
- Ну… - начал Квай-Гон, и его сердце сжалось при виде удручённого личика Оби-Вана. Охваченный внезапным вдохновением, он поставил мальчика на землю. – Вообще-то принёс.
Оби-Ван запрыгал от радости.
- Где же он?
- Терпение, Оби-Ван.
Мальчик тут же замер, но глаза его блестели в предвкушении. Квай-Гон порылся в кармашке на ремне, пока пальцы не коснулись гладкого, чувствительного к Силе камня, найденного им много лет назад.
Он вложил камень в ладошку Оби-Вана и сомкнул вокруг него крошечные пальчики.
- Сконцентрируйся, Оби-Ван. Ты чувствуешь?
Оби-Ван закрыл глаза, личико стало серьёзным.
- Ооох! - выдохнул он. – Он правда волшебный!
Квай-Гон взъерошил мальчику волосы.
- Это Сила. Не существует другого волшебства, подобного ей.
Оби-Ван обнял колени Квай-Гона.
- Спасибо, спасибо!
- Пожалуйста, мой Оби-Ван.
«Мой Оби-Ван? Ох, Джинн, ты обречён», - подумал Квай-Гон.
Оби-Ван бережно спрятал камень в кармашек.
- Мастер Йода тоже принёс мне подарок, но я его уже съёл, - извиняющимся тоном проговорил он.
Квай-Гон скрыл ухмылку. Его бывший учитель любил побаловать детей не меньше, чем он сам.
- А твой второй друг? Он тоже принёс тебе подарок? – спросил он.
- Нет, он только рассказывал мне сказки, - Оби-Ван сел на пол рядом со скамеечкой и поднял куклу вуки.
Квай-Гон покосился на детскую скамеечку, затем тоже решил сесть на пол.
- Какие сказки? – уточнил он, подавляя недостойный джедая укол ревности. Его раздражало, что другой рыцарь мог завладеть вниманием Оби-Вана.
- Очень хорошие, о драйгонах, шахтах и о том, как спасали людей, - Оби-Ван пригладил шерсть на голове куклы. – И ещё одну очень печальную сказку, о сиффах.
- О сиффах? Никогда о них не слышал, - заинтересовался Квай-Гон.
Оби-Ван пустил куклу вуки пройтись по ноге Квай-Гона, затем усадил её рядом.
- Это плохие джедаи, - наконец пояснил он.
В сердце Квай-Гона закрался холодок.
- Ты говоришь о ситхах?
- Ага.
На кой крифф этому рыцарю понадобилось рассказывать четырехлетнему ребёнку истории о ситхах? В груди Квай-Гона нарастал гнев. Мальчику наверняка будут сниться кошмары.
Оби-Ван с опаской посмотрел на него.
- Ты злишься?
Квай-Гон постарался отпустить свой гнев в Силу.
- Нет, Оби-Ван. Просто я считаю, что некоторые истории должны подождать, пока ты подрастёшь.
Осторожность во взгляде мальчика сменилась тревогой.
- У Бена ведь не будет из-за этого неприятностей, нет?
У Квай-Гона во рту пересохло.
- У Б-Бена?
Оби-Ван кивнул.
- Так его зовут. Он рассказывал мне и другие сказки, не только эту, печальную. Не злись на него, ладно? Он мне нравится.
В голове Квай-Гона завертелись тысячи разных мыслей одновременно.
- Я не стану злиться, - пообещал он и сделал глубокий вдох, стараясь взять себя в руки. – И что же это за печальная сказка? Ты можешь рассказать её мне?
- С сиффом пришлось сразиться двум хорошим джедаям. Один из них был лучшим бойцом из всех в Храме, и ему помогал падаван. Учитель очень любил падавана, и не хотел, чтобы его убил сифф. Поэтому решил сражаться с ним сам. Однако сифф убил его, а падаван так разозлился, что разрубил сиффа надвое. Он спас всех, - Оби-Ван посмотрел на Квай-Гона огромными, серьёзными глазами. – Наверное, у сказки счастливый конец, но мне не нравится, что учителя-джедая убили.
- Так иногда случается, Оби-Ван, - Квай-Гон старался разгадать смысл сказки. Она предназначалась Оби-Вану или ему самому?
Малыш забрался на колени к Квай-Гону и устроился поудобнее в кольце его рук.
- Ты ведь не погибнешь, нет?
Квай-Гон заставил себя сосредоточиться на текущем моменте. Он не хотел пугать мальчика, но и в то, что детям нужно лгать, он тоже не верил.
- Вообще-то я могу погибнуть. Но для джедаев нет смерти, есть только Сила, - вздохнул он.
Оби-Ван потеребил край туники Квай-Гона.
- Что это значит? – едва слышно спросил он.
- Это значит, даже если я умру, - хоть я и не собираюсь в ближайшее время, - но мой дух, моя энергия воссоединится с Силой. И я по-прежнему буду рядом с тобой, каждый день.
Оби-Ван посмотрел на него серьёзным, мудрым не по годам взглядом.
- Но ведь это не то же самое, правда?
- Нет, - тихо отозвался Квай-Гон. – Наверное, нет.
Оби-Ван прижался лбом к груди Квай-Гона.
- Не умирай, Квай-Бон. Пожалуйста…
Тот сглотнул трудный комок в горле.
- Я постараюсь, Оби-Ван. Обещаю.



- Но ведь ситхи изчезли…
- Тысячу лет назад, знаю, - Квай-Гон перебил Мейса. – И разумеется, толпа ситхов не заявится в ясли. Но я просто хочу знать, не следует ли воспринимать это как некое предупреждение.
- Ты уверен, что сказку сию твой призрак поведал? – уточнил магистр Йода.
Квай-Гон наконец перестал расхаживать взад-вперёд и присел на скамейку у входа в зал Совета.
- О рыцаре Мелидаане нет никаких записей ни в одном из наших храмов, ни в прошлом, ни в настоящем. Оби-Ван сказал, что сказочника зовут «Бен» - именно это имя призрак назвал мне во время последней встречи. Описание, которого я с трудом добился от помощницы мастера Диомы, полностью соответствует внешности моего так называемого «призрака». Сколько ещё доказательств мне нужно?
- Но зачем он явился в этот раз Оби-Вану, а не тебе? – спросил Мейс.
- Он и есть Оби-Ван, я ведь тебе говорил.
- Это ТЫ так считаешь. А по-моему, ты слишком увлёкся догадками, основанными на притянутом за уши сходстве вроде цвета глаз. Почём ты знаешь, вдруг у него есть брат, или кузен, - Мейс посмотрел на Йоду. – Полагаю, записи о происхождении Кеноби уже проверили?
- Да. Один брат у него есть.
Квай-Гон потёр лоб – где в глубине, за глазами, рождалась глухая боль.
- Тебе не кажется, что его нечувствительный к Силе брат не стал бы являться мне как рыцарь-джедай?
- Квай, это не мне тут «кажется», - Мейс скептично взглянул на друга. - По крайней мере, я думаю головой.
- Слушай, - Квай-Гон из последних сил старался сохранять терпение, которое грозило вот-вот лопнуть. – Если бы ты его видел, то понял бы. Я знаю это разумом, знаю сердцем. Мне знакомо ощущение исходящей от него Силы. Видимо, он старается предотвратить событие, которое так… изменило его. И возможно, он решил, что с малышом ему повезёт больше, чем со мной.
Йода поднялся на ноги.
- Действовать нельзя нам, пока не узнаем больше. Миссию твою, Квай-Гон, совет передаст другому. Сейчас нужен нам здесь ты.
Квай-Гон тоже встал и поклонился.
- Благодарю, учитель.
Йода остановился у двери в зал совета и обернулся.
- Проводить больше времени в яслях ты должен, - глаза старого джедая хитро прищурились, а кончики зелёных ушей приподнялись. – Ллирфанский пудинг Оби-Ван любит.
Хихикнув, он исчез в дверном проёме.


Квай-Гон скопировал на датапад очередной отрывок из древних текстов, которыми обложился на кровати. Он приподнялся на колени, тщательно проверяя, всё ли правильно. Что-то в этом отрывке напомнило ему недавно прочитанную сноску, и он перерыл кучу книг, пока не нашёл нужный источник.
Он пытался классифицировать все крупицы информации о ситхах, а точнее, какие признаки указывают на их возвращение. Однако сведения во всех прочитанных им книгах оказались крайне туманными, и это раздражало.
Он ввёл в датапад перекрёстную ссылку, затем откинулся на подушки, со вздохом осмотрев беспорядок, который устроил на своей постели. Взглянув на часы, Квай-Гон решил, что на сегодня хватит. Он отправил книги вместе с покрывалом на пол – приберётся утром, сейчас он слишком хотел спать.
Освободив кровать, он отправил датапад на ближайшую полку, плюхнулся на подушки и натянул одеяло.
- Погасить свет, - сонно пробормотал Квай-Гон, и комната погрузилась во мрак.
В голове бродили бессвязные мысли, не позволяя полностью погрузиться в сон. Старик в пещере. «Сифф». Падаван. Золотоволосый ребёнок, который любит куклу вуки, волшебный камень и своего Квай-Бона. Прикосновение губ Бена к своим. Они мягкие, горячие и чуть влажные. Тёплое дыхание согревает прикрытые веки и кожу на щеках. Шелковистая бородка щекочет шею. Кончики пальцев ласкают соски. Гладкая кожа скользит по груди.
Тихонько вздохнув, он прижал к себе подушку, уплывая на волнах сна, в котором выгибался навстречу нежным губам и пушистым волоскам, погружался в плотный, гладкий жар. До сознания Квай-Гона дошёл странный звук – грубый, гортанный стон. Он вдруг понял, что звук этот исходил из его же горла, и вновь утонул в расплавленном огне. Ох, как это было хорошо! По телу растекался невероятный жар. Ему ещё никогда не снились такие яркие и чувственные сны. И снова, и…
Джедай не спал.
Он вдруг открыл глаза и резко выдохнул – то ли от растекающегося под кожей наслаждения, то ли от того, что наконец увидел своего призрака, своего рыцаря, своего Бена. Серебристое сияние корусантской ночи очертило его гибкое обнажённое тело, блестевшее от пота. Бен запрокинул голову от удовольствия, оседлав бёдра Квай-Гона.
Даже если бы сейчас весь Храм обрушился на его голову, Квай-Гон не смог бы остановиться. Да он и не хотел. Притягивая бёдра Бена, он толкался вверх жадно и бездумно, пока с уст не сорвался резкий вскрик, а тело не содрогнулось в экстазе. Задыхаясь, Бен рухнул на грудь Квай-Гона, и тот с сожалением застонал, когда обмякающая плоть выскользнула из жаркого тугого отверстия.
С минуту они не двигались, тяжело дыша. Затем Квай-Гон обнял Бена крепче и заставил повернуться, покрывая его лицо поцелуями. Он потянулся в Силе, чтобы прикоснуться к его ауре. Та ещё казалась покрытой патиной печали, но теперь под верхним слоем ощущалась исходящая от Бена глубокая, тихая нега. А ещё глубже, намного глубже, Квай-Гон увидел тлеющий уголёк воскресающего света, который впервые увидел в яслях, света, окружавшего крошечного мальчишку.
Квай-Гон убрал взмокшие от пота волосы с ясного чела и дрогнувшим пальцем провёл по бородатой щеке.
- Оби-Ван? - прошептал он.
Распахнулись глаза, которые он безошибочно узнал бы из миллиардов других. Идеальные губы дрогнули в мягкой улыбке.
- Квай-Бон.
И тут Квай-Гона охватило безумное желание плакать и смеяться одновременно. Его пальцы пробежали по лицу Оби-Вана.
- Как? Почему? – едва смог выдавить он.
Оби-Ван глубоко вздохнул, поглаживая руку Квай-Гона.
- Как? Ну предположим, Сила передо мной в долгу. А вот «почему»... - тень боли пробежала по его лицу, и Квай-Гон ощутил её отражение в ауре. – Я ведь уже рассказал сегодня эту историю.
- Я знаю, - тихо отозвался Квай-Гон. – Это правда? Ситхи вернулись?
Молчание воцарилось надолго, затем Оби-Ван едва слышно ответил: «Да».
Квай-Гон подавил глубокий вздох и прилёг на подушку.
- Тогда нужно остановить их. В какой форме…
- Квай-Гон, - Оби-Ван приподнялся на локте и посмотрел ему в глаза. – Их нельзя остановить. Этому суждено случиться. Возвращение ситхов восстановит равновесие Силы.
- Но... Ведь существует же пророчество об Избранном, - Квай смотрел на Оби в ужасе. – Хочешь сказать, что Избранный – ситх?
Оби-Ван опустил голову на руку, а второй коснулся жёстких мускулов на животе Квай-Гона.
- Избранный СТАНЕТ ситхом, - со вздохом ответил он.
- Кто? – прошептал Квай-Гон.
Оби-Ван покачал головой.
- Он ещё не родился, и это не имеет значения. Я пришёл не менять пророчество. Я лишь пытаюсь... смягчить его последствия.
Боль вспыхнула снова, и Квай-Гон коснулся мягких медных волос.
- Расскажи мне, - попросил он.
Зажмурившись, Оби-Ван потянулся к ласке. Наконец, собравшись с силами, он смог заговорить.
- Ситхи уничтожили всех, кто был мне дорог. Кроме двоих людей, - он открыл глаза. - Я просил Силу о третьем исключении, и она его мне даровала.
Ясный детский голос эхом отозвался в памяти Квай-Гона.
«Учитель очень любил падавана, и не хотел, чтобы его убил сифф. Поэтому решил сражаться с ним сам. Однако сифф убил его…»
- О Сила… - застонал Квай-Гон. - Оби-Ван . . . ?
Слезинка упала на его запрокинутое лицо.
- Пошли Совет подальше, - прошептал Оби-Ван с дрожью в голосе. – Наплюй на правила. Забери его из яслей, пусть он войдёт в твою жизнь, пока не… - Оби осёкся и замолчал, сглатывая трудный комок. - И никогда, никогда не оставляй его, ты меня понял?
У Квай-Гона отнялся дар речи. Неужели кто-то может любить его так неистово, чтобы дотянуться сквозь время и пространство… Он обнял Оби-Вана и притянул к себе, зарываясь лицом в мягкую кожу шеи, держа так крепко, насколько хватало сил.
Слёзы полились сами…
Проснувшись, он понял, что остался один.



Оби-Ван осматривал общий зал широко раскрытыми, неверящими глазами. Одной ручонкой он крепко держался за руку Квай-Гона, а во второй – сжимал куклу вуки.
- А кто ещё здесь живёт?
Квай-Гон постарался не рассмеяться.
- Никто. Здесь будем жить только мы с тобой, малыш.
Оби-Ван прижался к ноге Квай-Гона, словно ища опору.
- Здесь столько места, - мальчик казался испуганным и восхищённым одновременно.
- Не волнуйся, ты подрастёшь, и зал станет казаться меньше, - он провёл ребенка через общую комнату в бывшую спальню Шерисы. Большую кровать там ещё утром заменили на детскую. По совету мастера Диомы Квай-Гон прихватил несколько игрушек и расставил в уголке.
- Вот, теперь это твоя комната, - проговорил он.
Осматриваясь, Оби-Ван намертво вцепился в ладонь Квай-Гона.
- Я буду здесь спать? Один?
Нотка растущей паники в детском голоске застала Квай-Гона врасплох. Ну разумеется, мальчик привык спать в комнате с другими детьми.
- Если хочешь, давай перенесём твою кроватку в мою комнату, - предложил он.
Оби-Ван решительно кивнул, а Квай-Гон понял, что ещё как минимум целый цикл ему так или иначе придётся забирать малыша к себе, и просыпаться от того, что мех куклы вуки лезет в нос, - пока мальчишка не привыкнет к новому окружению.
Взяв Оби на руки, Квай-Гон присел на краешек своей кровати.
- Сегодня к нам за ужином присоединится одна очень милая дама по имени Талла. Она позаботится о тебе, пока я буду на задании.
Нижняя губка Оби-Вана дрогнула.
- Ты улетаешь?
- Пока нет. Но мне придётся отлучаться ненадолго в случае необходимости. Я должен выполнять задания Совета, раз уж они сделали для нас такое исключение и позволили тебе остаться со мной. А когда подрастёшь, я буду брать тебя с собой.
Оби-Ван склонил голову на грудь Квай-Гона.
- Когда я стану твоим падаваном?
- Да, - тихо ответит тот, поглаживая золотистые волосы мальчика.
Оби-Ван вздохнул и расслабился.
- Квай-Бон, но почему?
- Что почему?
- Почему ты выбрал меня, хотя я ещё недорос?
- Я дал кое-кому несколько обещаний, и намерен исполнить их, - Квай-Гон поцеловал Оби в макушку и прижался щекой к мягким волосам. – Все до последнего слова.



Эпилог


- Учитель!
Квай-Гон услышал страдальческий крик за спиной и едва не застыл на месте, что означало бы верную смерть. Двадцать лет, двадцать долгих лет он готовился к этому моменту, но всё равно рвался вперёд, подчиняясь инстинктам, а не Силе, стремился оставить падавана позади. Он успел парировать рубящий удар врага, но в движениях уже не было изящества, только суровая мощь и отчаяние.
До его слуха донеслось высокое гудение поворачивающихся лазеров. Квай-Гон отшвырнул ситха с помощью Силы и отступил. Прозрачная стена алых лучей встала на место. Забрак смотрел сквозь неё на Квай-Гона с удивлением и презрением.
Переводя дыхание, Квай вернулся по служебному коридору до предыдущего заграждения, за которым ждал его падаван. Оби-Ван покачал головой. Судя по выражению лица, он многое хотел высказать учителю, когда они выберутся из этой переделки.
Квай-Гон ожидал этого с нетерпением.
У него было предостаточно времени, чтобы отдышаться и сконцентрироваться до того, как лазеры вновь повернулись. Оби-Ван вмиг оказался рядом, и джедаи подняли мечи, готовясь встретить рванувшегося к ним ситха.
Изменив своему стилю, Квай-Гон ударил снизу. Мгновенно отреагировав, Оби-Ван ударил сверху. Этого оказалось достаточно, чтобы сбить забрака с толку. Зелёный и синий мечи описали зеркальные дуги в воздухе. Ситх на долю секунды застыл в удивлении, затем рухнул на пол, разрубленный на дымящиеся куски.
С трудом восстанавливая дыхание, джедаи посмотрели на тело, потом друг на друга.
- Ну, это оказалось не так трудно, - Оби-Ван ловил ртом воздух, и Квай-Гон невольно усмехнулся. Он шагнул вперёд, намереваясь забрать странное оружие поверженного противника, как вдруг давно забытая пульсация в Силе заставила его поднять глаза.
Оби-Ван стоял в середине служебного коридора, растирая ушибленный бок. За ним, в мерцающем голубоватом ореоле, виднелись три фигуры, одна за другой: старик, бородатый рыцарь, и убитый горем падаван, почти неотличимый от нынешнего Оби-Вана. Не смея дышать, Квай-Гон наблюдал, как три призрака скользнули вперёд, к живому Оби-Вану, стоявшему перед ним. Мерцающие ореолы слились, их сияние стало ослепительным. Оно окружило Оби и медленно угасало, словно прячась в его собственной ауре.
Оби-Ван склонил голову набок.
- Что это было?
- О чём ты? – стараясь ничем не выдать себя, тихо спросил Квай-Гон.
Оби-Ван огляделся по сторонам и нахмурился.
- Ты ничего не ощущаешь?
Квай-Гон тоже повернулся, будто бы осматриваясь. Но на самом деле он лишь скрывал слёзы радости, которые навернулись на глаза.
- Нет, - наконец смог ответить он, поднимая оружие убитого стиха. – Я ничего не чувствую.


@темы: AU, Перевод, Оби-Ван Кеноби, Миди (4001 - 15000 слов), Квай-Гон Джинн, R - NC-17

Комментарии
2016-06-15 в 19:52 

r2r
"We are on a ship, but we have no idea where we are in relation to Earth". || Stargate Fandom Team ||
Спасибо за перевод! :red:

2016-06-15 в 20:25 

Angorochka
To old to die young
r2r, на здоровье!

2016-06-15 в 21:34 

Пирра
Говорить правду легко и приятно
Angorochka
Прекрасная история: очень красивая, очень нежная и очень светлая. А перевод выше всяких похвал.
Спасибо!

2016-06-15 в 21:53 

Angorochka
To old to die young
Пирра, :squeeze: Я правда рада, что понравилось :))) И это вам спасибо за отзыв :slonik:

2016-06-20 в 00:19 

bredgit
Все самое лучшее случается неожиданно.
Очень понравилось. Чудесная история. Спасибо за перевод. :)

2016-06-20 в 00:41 

Angorochka
To old to die young
Kieren Monroe, ВАМ спасибо :)))

   

Galaxy Far Far Away

главная